Природа раковых клеток

Истинная природа рака или кислотно-щелочной балланс

Природа раковых клеток

Очень похоже на то, что медицинская мафия использует слово «рак», как обманку для последующего массового убийства людей с помощью радио- и химиотерапии.

Процедуры эти очень дорогие, но работают хорошо – убивают абсолютно всех…
Доктор Тулио Симончини

Рак – это грибковое заболевание… и оно излечимо

Предлагаем вашему вниманию перевод статьи Дэвида Айка, оригинал которой на английском вы можете найти на сайте davidicke.com

Цифры, конечно, впечатляющие. Восемь миллионов людей умирает ежегодно от рака во всём мире, только в США – это более полмиллиона. Ожидаемый рост смертности к 2030 году – 12 миллионов. Рак является самой распространённой причиной смерти в возрастной группе до 85 лет. В Штатах от этой болезни умирает каждый четвёртый человек. Каждый четвёртый! Мы лишились многих своих свобод, когда согласились, чтобы нас «защищали от терроризма», люди продолжают болеть и умирать от недугов, которые элитные семьи и их фармацевтические картели отказываются лечить. Я уже рассказывал в своей рассылке от 9 августа, что некий доктор Ричард Дэй, глава организации Запланированное родительство, которая занимается евгеникой и контролируется Рокфеллерами, выступал перед докторами в 1969 году в Питтсбурге, рассказывая им о приближающейся трансформации глобального общества. Он попросил докторов выключить записывающие устройства и не делать заметки, пока он будет оглашать длинный список запланированных мер по изменению глобального общества. Но один из врачей всё же записал, что нам готовят в рамках этого проекта социальной инженерии, и потом сделал эту информацию достоянием общественности. Теперь, 40 лет спустя, мы можем увидеть воочию, насколько аккуратными оказались предсказания Ричарда Дэя. Это можно почитать на моём сайте в рассылке за 9 августа. Почему я упоминаю этот факт? Потому, что на той конференции в 1969 году Ричард Дэй заявил: «Мы сейчас можем вылечить любой вид рака. Вся информация содержится в фонде Рокфеллера и может быть обнародована при наличии соответствующего решения…» Дэй в частности сказал, что если люди будут медленно умирать «от рака или от чего-нибудь ещё», то это сможет замедлить темпы прироста населения… Эти люди поступают так, потому что у них напрочь отсутствует душа. Фармацевтический бизнес не ставит перед собой целью излечить рак. Зачем излечивать болезнь, если можно скачивать деньги за борьбу с симптомами. При этом совсем необязательно рассказывать доверчивым пациентам, что яды химиотерапии убивают как раковые, так и здоровые клетки, и в результате – самого человека. Я думаю, это делается даже не ради денег… Элита хочет сократить население, поэтому надо, чтобы люди страдали и умирали раньше времени. А если какой-нибудь врач вдруг открывает действенный способ лечения рака, то он сразу же попадает под обстрел медицинского истеблишмента и официальных структур. Один из тех, кто открыто пошёл против системы – это итальянец Тулио Симончини. На него началась травля со всех сторон, и его на 3 года упекли в тюрьму, потому, что он начал успешно лечить людей на последних стадиях рака. Его преступление заключалось в том, что он понял, что злокачественные опухоли – это разросшийся грибок кандиды (дрожжеподобный грибок, имеющий паразитарную природу, живёт даже в организме здоровых людей; сильный иммунитет держит кандиду под контролем, но если организм ослаблен, грибок распространяется по телу и вызывает злокачественные опухоли). Вот, что мой друг, Майк Ламберт из клиники Шен, говорит о кандиде: «Грибки и особенно кандида, живут за счёт тела хозяина. Этому организму, как и любому другому паразиту, для воспроизведения нужен хозяин. Продукты жизнедеятельности кандиды ослабляют иммунную систему и приводят к тому, что человек чувствует себя плохо как физически, так и психически…» Не секрет, что грибки — наиболее живучий вид «существ» и способны выжить в любых условиях. Туллио Симончини считает, что рак и есть разросшийся грибок кандиды, и что традиционное объяснение природы рака совершенно неправильное. Будучи сам специалистом в области онкологии и метаболических нарушений, он пошёл против интеллектуального конформизма традиционной медицины, против традиционных методов «лечения» глобальной эпидемии рака. Он решил говорить своим пациентам правду, а не повторять вызубренные в мединституте фразы. С того самого момента, как он начал заниматься медициной, Симончини понял, что рак лечат как-то неправильно: «Я видел, как сильно страдают люди. В детском онкологическом отделении, в котором я работал, все дети умирали. У меня всё сжималось внутри от вида бедных малышей, погибающих от химиотерапии и радиации…» Желание помочь пациентам привело его на поиски новых путей лечения этой болезни. Симончини решил отбросить всё, что он знал об онкологии и начать собственное независимое исследование. Он обнаружил, что все виды рака проявляли себя одинаково, вне зависимости от того, в каком органе или ткани образовывалась опухоль. Все злокачественные новообразования были белого цвета. Симончини стал думать, на что похожа раковая опухоль? Грибок кандиды? Неужели то, что традиционная медицина считает неконтролируемым делением клеток – процесс, запускаемый самим организмом для защиты от кандидоза (молочницы)? Если отталкиваться от этого предположения, то развитие болезни протекает по следующему сценарию: Грибок кандиды, обычно контролируемый сильным иммунитетом, начинает размножаться в ослабленном организме и образует своеобразную «колонию». Когда какой-то орган заражается молочницей, иммунитет пытается защитить его от чужеродного вторжения. Иммунные клетки выстраивают защитный барьер из клеток организма. Именно это традиционная медицина называет раком. Считается, что распространение метастазов по организму – это расползание «злокачественных» клеток по органам и тканям. Но Симончини утверждает, что метастазы вызваны тем, что грибок кандиды расходится по организму. А грибки могут уничтожить только клетки нормально функционирующего иммунитета. Иммунная система – ключ к выздоровлению. С каждым годом количество заболевших раком возрастает. А не является ли это хорошо спланированной войной против иммунитета человека, войной, которая становится всё более и более ожесточённой? Иммунитет ослабляется продуктами питания, пищевыми добавками, пестицидами и гербицидами, вакцинацией, электромагнитными и микроволновыми технологиями, фармацевтическими препаратами, стрессом современной жизни и т.п. Дети до двух лет получают около 25 прививок. А ведь в это время иммунитет только формируется! План Иллюминатов – массовая депопуляция через ослабление иммунной системы. А что отключает иммунитет быстрее всего? Химиотерапия. Добавьте сюда ещё радиотерапию. На сегодняшний день – это самые действенные методы по разрушению клеток организма. Самое современное общепризнанное «лечение» онкологии основывается на постулате (постулат – положение, которое, не будучи доказанным, принимается в силу теоретической или практической необходимости за истинное), что раковые клетки будут убиты раньше, чем здоровые клетки пациента. Ядовитые соединения химиотерапии убивают клетки иммунной системы. Но кандида-то никуда не девается. Обломки иммунной системы не в состоянии держать под контролем клетки кандиды. Грибок переселяется в другие органы и ткани. Рак расползается по организму. Те, кто вроде бы как выздоровели после хирургического вмешательства и химиотерапии, всего-навсего получили бомбу с часовым механизмом. Иммунитет разрушен. Появление рецидивов – дело времени. Другими словами: химиотерапия убивает людей, которых якобы должна лечить. Химиотерапия лечит только от инфекционного заболевания, передающегося половым путём и называющимся жизнь. Для того, чтобы излечиться от рака, нам надо укрепить иммунитет, а не ослабить его. Когда Симончини понял, что рак имеет грибковую природу, он начал искать эффективный фунгицид. Но тогда же ему стало ясно, что противогрибковые препараты не работают. Кандида быстро мутирует и настолько приспосабливается к препарату, что даже начинает им питаться. Осталось только старое, проверенное, дешёвое и доступное средство от грибковых – бикарбонат натрия. Основной ингредиент пищевой соды. Почему-то грибок не может адаптироваться к бикарбонату натрия. Пациенты Симончини пьют содовый раствор или бикарбонат натрия вводится непосредственно на опухоль с помощью приспособления, напоминающего эндоскоп (длинная трубка, которую используют для просматривания внутренних органов). В 1983 году Симончини лечил одного итальянца по имени Геннаро Сангермано, которому врачи предрекали смерть через несколько месяцев от рака лёгких. Через непродолжительное время этот человек полностью вылечился. Рак исчез. Окрылённый успехом и с другими пациентами, Симончини представил свои данные итальянскому министерству здравоохранения, надеясь, что они начнут клинические исследования и проверят, как работает его метод. Каково же было удивление Симончини, когда итальянский медицинский истеблишмент не только не рассмотрел его исследования, но и лишил его медицинской лицензии за лечение пациентов лекарствами, которые не были одобрены. Масс-медиа начали кампанию против Симончини, высмеивая его лично и обливая грязью его метод. А вскорости этот талантливый врач попал на 3 года в тюрьму за то, что якобы «убивал своих пациентов». Симончини был окружён со всех сторон. Медицинский истеблишмент заявил, что метод лечения онкологических заболеваний с помощью бикарбоната натрия является «бредовым» и «опасным». Это в то время, когда миллионы пациентов умирают мучительной смертью от «проверенной» и «безопасной» химиотерапии, медики продолжают запрещать лечение бикарбонатом натрия. Им наплевать на людей. К счастью, Туллио Симончини не удалось запугать. Он продолжил свою работу. Сейчас о нём знают понаслышке и благодаря Интернету. Этот врач творит чудеса и лечит даже самые запущенные случаи онкологии простым и дешёвым бикарбонатом натрия. В некоторых случаях процедуры длятся месяцами, а в некоторых (например, при раке груди) – всего несколько дней. Часто Симончини просто рассказывает людям, что им надо делать по телефону или по электронной почте. Он даже лично не присутствует при лечении, и всё равно результат превосходит все ожидания. Но это ещё не всё. Раковые клетки содержат уникальный биомаркер, энзим CYP1B1. Энзимы – это белки, которые являются катализаторами химических реакций. CYP1B1 изменяет химическую структуру вещества, которое называется сальвестрол, и находится во многих фруктах и овощах. Химическая реакция превращает сальвестрол в компонент, убивающий раковые клетки и не повреждающий здоровые. Энзим CYP1B1 вырабатывается только в раковых клетках и реагирует с сальвестролом из фруктов и овощей, образуя субстанцию, которая убивает только раковые клетки! Сальвестрол – естественная защита, находящаяся во фруктах и овощах для борьбы с грибками. Чем больше растение подвержено грибковым заболеваниям, тем больше сальвестрола они содержат. К таким фруктам и овощам относится: клубника, черника, малина, виноград, чёрная смородина, красная смородина, ежевика, клюква, яблоки, персики, зелёные овощи (брокколи и любая другая капуста), артишоки, красный и жёлтый перец, авокадо, аспарагус и баклажаны. Но агро- и фармацевтические компании знают об этом. И вот, что они предпринимают: Производят химические фунгициды, которые убивают грибки и препятствуют образованию естественной защиты (сальвестрола) у растения в ответ на грибковое заболевание. Сальвестрол содержат только плоды, не подвергшиеся обработке химическими фунгицидами. Самые распространённые фунгициды блокируют выработку CYP1B1. Поэтому, если вы едите химически обработанные фрукты и овощи, то никаких оздоровительных эффектов не получаете. Вы всё ещё думаете, что всё это происходит случайно?! Вы думаете, что Туллио Симончини хотели извести по ошибке?! Высшие кланы хотят, чтобы люди умирали от рака, и чтобы никакое лекарство этому не мешало. Они ментально и эмоционально больны и считают, что люди – это скот. Все ваши страдания им безразличны. Даже наоборот – чем больше, тем лучше. Они не совсем в своём уме. Хорошо, что «псих» Симончини продолжает лечить людей, потому, что в мире «нормальных» миллионы пациентов продолжают умирать от неправильного лечения, которое, в свою очередь, базируется на неправильных постулатах. Спасибо таким людям как он, за то, что он даёт надежду в этом перевёрнутом мире, управляемом сумасшедшими семьями. Нам нужны такие, как он!

P.S. Грибки начинают размножаться в организме, когда у человека возникает окислительный (оксидативный) стресс. Тот стресс, о котором говорил Люк Монтанье и который якобы приводит к СПИДу. Значит, всё дело в кислотно-щелочном балансе организма…

pravda-tv.ru

Источник: //subscribe.ru/group/chelovek-priroda-vselennaya/1627012

Суть раковой клетки

Природа раковых клеток

Рак — это злокачественная опухоль, которая дает выросты в окружающие ее ткани, похожие на конечности ракообразного (отсюда и название). Ежегодно это заболевание уносит более 300 тысяч жизней.

Основными причинами рака являются три группы факторов: физические (ионизирующее излучение, в т.ч. ультрафиолет), химические (канцерогенные вещества) и биологические (некоторые вирусы и бактерии).

Под влиянием этих факторов клетки могут стать атипичными, поменять облик и свойства, что отражается во множестве молекулярно-генетических признаков, отличающих их от здоровых клеток:

1. Увеличение лабильности и текучести клеточной мембраны, снижение адгезивности и контактного торможения. В норме клетки, вступая в контакт друг с другом, прекращают деление. В опухолевых клетках отсутствие контактного торможения приводит к безудержной пролиферации.

2.

Нарушение регуляции роста и дифференцировки опухолевых клеток. В нормальных клетках процессы роста и дифференцировки уравновешивает модулятор — кальций-зависимая протеинкиназа. В опухолевых клетках активность этого белка повышена, что приводит к резкой индукции пролиферации.

3. Атипичный энергетический обмен, который проявляется в преобладании гликолиза. Нормальные дифференцированные клетки в присутствии кислорода в качестве основного источника энергии используют трёхэтапный процесс утилизация глюкозы :

* гидролиз высокомолекулярных органических соединений;
* гликолиз;

* окислительное фосфорилирование и цикл Кребса.

Так вот у раковых клеток наблюдается эффект Пастера — подавление гликолиза дыханием в присутствии достаточного количества кислорода. Гликолиз в качестве основного источника энергии здоровые клетки используют только в анаэробных условиях; митохондрии у них располагаются кластерами вокруг ядра.

Отличительными чертами обмена опухолевых клеток, наоборот, являются высокий уровень гликолиза и низкий уровень дыхания. Большинство раковых клеток производят молочную кислоту (лактат) — характерный продукт анаэробного гликолиза при недостатке кислорода [1].

Митохондрии в раковых клетках распространены по всей цитоплазме, изолированы друг от друга и вместе не функционируют (рис. 2).

4. Избыточная пролиферация. В здоровых клетках сотни генов контролируют процесс деления.

Баланс между активностью генов, способствующих и подавляющих пролиферацию клеток, является необходимым условием для нормального роста и жизнедеятельности. Например, в 40% злокачественных опухолей человека встречаются онкогенные мутанты семейства сигнальных белков Ras, которые участвуют в стимуляции клеточного деления факторами роста [2].

Важную роль играет активность генов, отвечающих за программируемую клеточную смерть — апоптоз. Если здоровая клетка повреждена, она подвергается апоптозу. Мутации в генах, ответственных за клеточную пролиферацию или апоптоз, могут привести к злокачественному перерождению клеток.

В 50% раковых опухолей найдена мутация двух копий гена ТР53, продуктом которого является многофункциональный белок р53 [3]. При повреждении ДНК белок р53 активируется и запускает транскрипцию генов, ответственных за клеточный цикл, репликацию ДНК и апоптоз [4, 5].

В 1926 г. Отто Варбург, исследуя образование молочной кислоты в здоровых и злокачественных (опухолевых) клетках обнаружил, что раковые клетки расщепляют глюкозу до молочной кислоты легче и быстрее, чем это делают нормальные клетки. По данным Варбурга, опухолевая ткань продуцирует молочную кислоту со скоростью в восемь (!) раз больше, чем работающая мышца.

Производство лактата с такой скоростью полностью обеспечивает опухолевую ткань энергией (хотя на две молекулы лактата приходится всего две молекулы АТФ). На основе этих данных Варбург предположил существование так называемого «ракового обмена» [6].

Он считал, что в раковых клетках образуется дефект в митохондриях, что и приводит к необратимым нарушениям аэробной стадии энергетического обмена и последующей зависимости от гликолитического метаболизма. В этом случае гликолиз компенсирует энергетическую неполноценность поврежденного дыхания [7].

Он показал, что раковые клетки продолжают использовать гликолиз для получения энергии даже тогда, когда кислород присутствует в тканях в достаточном количестве. Это явление получило название эффекта Варбурга (рис. 2).

За последние 80 лет тема «ракового обмена» получила широкое распространение среди онкологов и клеточных и молекулярных биологов.

Первые работы в этом направлении действительно свидетельствуют о пониженном содержании ключевых компонентов дыхательной цепи митохондрий — цитохрома c, сукцинатдегидрогеназы и цитохромоксидазы [8–10] — и увеличении интенсивности аэробного гликолиза в раковых клетках.

Однако ряд последующих работ показал, что в большинстве опухолевых клеток нарушения функции митохондрий не происходит [11, 12], и предлагает объяснение «ракового обмена» на основе детального изучения обмена пролиферирующих клеток.

Одноклеточные организмы состоят всего из одной клетки, но эта клетка — целостный организм, ведущий самостоятельное существование.

Одноклеточные организмы хорошо приспособлены к окружающей среде, в которой они растут и размножаются. Основным фактором эволюционного давления для одноклеточных, ограничивающим их размножение, является доступность питательных веществ.

Поэтому метаболизм одноклеточных эволюционно развивался так, чтобы запасы питательных веществ и свободной энергии были направлены, в первую очередь, на построение структур, необходимых для возникновения новой клетки. Большинство одноклеточных размножается с использованием энергии гликолиза, даже когда кислорода достаточно. Следовательно, несмотря на низкую эффективность (две молекулы АТФ против 36), гликолиз может обеспечить достаточно энергии для клеточной пролиферации.

У многоклеточных организмов, напротив, клетки дифференцированы и напрямую с окружающей средой не взаимодействуют. В зависимости от функции, предназначенной им природой, клетки формируют ткани, а ткани — органы. За счет разделения функций, клетки в тканях имеют постоянный приток питательных веществ, поэтому деление клеток этим фактором ограничиваться не может.

Для предотвращения неконтролируемого деления клеток у многоклеточных организмов появляются дополнительные системы управления. Например, экзогенные факторы роста стимулируют пролиферацию клеток, как бы давая «разрешение» на возможность делящейся клетке использовать питательные вещества из внешней среды [12, 13].

Опухолевые клетки многоклеточного организма способны преодолевать зависимость пролиферации от факторов роста посредством приобретения генетических мутаций, затрагивающих клеточные рецепторы, и использовать питательные вещества из внешней среды постоянно (рис. 2).

Кроме того, мутации могут привести к чрезмерному поглощению глюкозы, превышающему биоэнергетические требования нормальных растущих или пролиферирующих клеток [7, 14].

Но почему же менее эффективный обмен веществ (с точки зрения производства АТФ) предпочтителен для размножения одноклеточных организмов или безудержной пролиферации раковых клеток?

Одно из возможных объяснений состоит в идее самой пролиферации.

Для осуществления процесса деления необходимо наличие большого количества строительного материала — нуклеотидов, аминокислот и липидов [15].

Глюкоза обеспечивает клетку энергией (расщепление дает до 38 молекул АТФ в трёхэтапном процессе), но также используется как стройматериал в процессе биосинтеза (поскольку содержит шесть атомов углерода).

Например, в ходе биосинтеза одного из основных компонентов клеточных мембран — пальмитата (эфира пальмитиновой кислоты) — необходимо 16 атомов углерода и семь молекул АТФ [16]. Для синтеза аминокислот и нуклеотидов также требуется больше углерода, чем энергии.

Так, одна молекула глюкозы может обеспечить 36 молекул АТФ, либо предоставить свои шесть атомов углерода. Очевидно, что в пролиферирующей клетке бóльшая часть глюкозы не может участвовать в производстве АТФ посредством окислительного фосфорилирования, поскольку одну молекулу глюкозы выгоднее использовать для синтеза 16-ти углеродной цепи пальмитиновой кислоты, в процессе окисления которой образуется 35 молекул АТФ.

Альтернативное объяснение заключается в том, что здоровые клетки многоклеточного организма не испытывают недостатка в поставке глюкозы из циркулирующей крови, и АТФ синтезируется постоянно [17, 18]. При этом даже незначительные колебания содержания АТФ/АДФ в таких клетках могут нарушить их рост.

Нормальные клетки с дефицитом АТФ подвергаются апоптозу [19, 20].

Поддержание оптимального уровня АТФ/АДФ обеспечивается активностью специальных регуляторных киназ, которые снижают производство АТФ путем преобразования двух молекул АДФ в одну молекулу АТФ и одну АМФ; пролиферация при этом условии блокируется.

Опухолевые клетки используют в качестве основного источника энергии гликолиз и характеризуются генерацией избыточного лактата (содержащего три атома углерода), который выводится из клетки, хотя мог быть использован для синтеза АТФ или биосинтеза.

Но, возможно, вывод избыточного углерода (в виде лактата) имеет смысл, поскольку он позволяет ускорить включение углерода в биомассу и облегчить деление клеток. Для большинства делящихся клеток важным является не выход АТФ, а скорость метаболизма.

Например, иммунные реакции и заживление ран зависят от скорости пролиферативного умножения эффекторных клеток. Чтобы выжить, организм должен максимизировать скорость роста клеток. Клетки, которые наиболее эффективно превращают глюкозу в биомассу, растут быстрее.

Кроме того, если для организма питательных веществ оказывается недостаточно, включается механизм активной утилизации избытка лактата. В печени в цикле Кори происходит переработка лактата, запасающегося в результате метаболизма активно пролиферирующей ткани [16].

Такой способ переработки органических отходов, образующихся в результате пролиферации клеток при иммунном ответе в результате заживления ран, частично пополняет энергетические запасы организма.

В настоящее время гликолитический фенотип раковых клеток — это, по сути, универсальный маркер заболевания. «Раковый обмен» происходит по общебиологическим законам, но изменения касаются, прежде всего, количественной, а не качественной стороны.

Эпигенетические изменения в клетках на ранних этапах злокачественной трансформации приводят к потере функциональной активности митохондрий, ингибированию апоптоза, активации пролиферации.

Все эти факторы заставляют раковые клетки в качестве основного источника энергии использовать гликолиз даже в присутствии достаточного количества кислорода. Но неэффективный с точки зрения производства АТФ гликолиз дает раковым клеткам определенное преимущество.

Безудержная пролиферация раковых клеток требует наличия большего количества биоматериала для репликации клеточных структур, чем энергии АТФ, и только гликолиз способен поддерживать такой путь метаболизма.

Первоисточник: //biomolecula.ru

  1. Vander Heiden M.G., Cantley L.C., Thompson C.B. (2009). Understanding the Warburg effect: the metabolic requirements of cell proliferation. Science 324, 1029–1033; 
  2. Bos J.L. (1989). ras oncogenes in human cancer: a review. Cancer Res. 49, 4682–4689; 
  3. Greenblatt M.S., Bennet W.P., Hollstein M., Harris C.C. (1994).

     Mutations in the p53 tumor suppressor gene: clues to cancer etiology and molecular pathogenesis. Cancer Res. 54, 4855–4878; 

  4. Lowe S.W., Schmitt E.M., Smith S.W., Osborne B.A., Jacks T. (1993). p53 is required for radiation-induced apoptosis in mouse thymocytes. Nature 362, 847–849; 
  5. Merritt A.J., Potten C.S., Kemp C.J., Hickman J.A., Balmain A., Lane D.P., Hall P.A.

    (1994). The role of p53 in spontaneous and radiation-induced apoptosis in the gastrointestinal tract of normal and p53-deficient mice. Cancer Res. 54, 614–617; 

  6. Warburg O. Berlin. 1926, 49; 
  7. Warburg O. (1956). On the origin of cancer cells. Science 123, 309–314; 
  8. Aisenberg A.C. Acad.Press, 1961, 63; 
  9. Антонеева И.И., Генинг Т.П. (2005).

     Вестник СамГУ — Естественнонаучная серия 6(40), 158–165; 

  10. Сейц И.Ф., Луганова И.С. Биохимия клеток крови и костного мозга в норме и при лейкозах. М.: Медицина, 1967, 123 с.; 
  11. Weinhouse S. (1976). The Warburg hypothesis fifty years later. Z. Krebsforsch Klin. Onkol. Cancer Res. Clin. Oncol. 87(2), 115–126; 
  12. Kondoh H., Lleonart M.E., Nakashima Y., Yokode M.

    , Tanaka M., Bernard D., Gil J., Beach D. (2007). A high glycolytic flux supports the proliferative potential of murine embryonic stem cells. Antioxid. Redox. Signal. 9(3), 293–299; 

  13. Elstrom R.L., Bauer D.E., Buzzai M., Karnauskas R., Harris M.H., Plas D.R., Zhuang H., Cinalli R.M., Alavi A., Rudin C.M., Thompson C.B. (2004). Akt stimulates aerobic glycolysis in cancer cells.

     Cancer Res. 64, 3892–3899; 

  14. Warburg O., Posener K., Negelein E. (1924). Biochem. Z. 152, 319; 
  15. Jones R.G., Thompson C.B. (2009). Tumor suppressors and cell metabolism: a recipe for cancer growth. Genes Dev. 23, 537–548; 
  16. Lehninger A.L., Nelson D.L., Cox M.M. Principles of Biochemistry. Worth: New York (1993); 
  17. Christofk H.R., Vander Heiden M.G.

    , Harris M.H., Ramanathan A., Gerszten R.E., Wei R., Fleming M.D., Schreiber S.L., Cantley L.C. (2008). The M2 splice isoform of pyruvate kinase is important for cancer metabolism and tumour growth. Nature 452, 230–233; 

  18. DeBerardinis R.J., Lum J.J., Hatzivassiliou G., Thompson C.B. (2008). The biology of cancer: metabolic reprogramming fuels cell growth and proliferation. Cell Metab.

     7, 11; 

  19. Izyumov D.S., Avetisyan A.V., Pletjushkina O.Y., Sakharov D.V., Wirtz K.W., Chernyak B.V., Skulachev V.P. (2004). «Wages of fear»: transient threefold decrease in intracellular ATP level imposes apoptosis.Biochim. Biophys. Acta 1658, 141–147; 
  20. Vander Heiden M.G., Chandel N.S., Schumacker P.T., Thompson C.B. (1999).

     Bcl-xL prevents cell death following growth factor withdrawal by facilitating mitochondrial ATP/ADP exchange. Mol. Cell 3, 159.

tagPlaceholderТэги: наука

Источник: //www.onkonature.ru/2015/08/01/%D1%81%D1%83%D1%82%D1%8C-%D1%80%D0%B0%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%B9-%D0%BA%D0%BB%D0%B5%D1%82%D0%BA%D0%B8/

Понимание природы рака в корне неверно? – Мир прогнозов

Природа раковых клеток

С тех пор как Ричард Никсон официально объявил войну с раком посредством подписания Американского противоракового закона, более ста миллиардов долларов из средств налогоплательщиков было потрачено на исследования и разработку лекарств в попытке уничтожить болезнь, триллионами больше потратили сами больные, но результаты остаются неутешительными.

Даже после сорока лет ведения комплексной «традиционной» (хирургия и химеотерапия) и «ядерной» (лучевая терапия) войны против рака, у каждого четвёртого диагностируется это заболевание – и, если верить прогнозам, число заболевших продолжит неуклонно расти.

Может, это грандиозное поражение отражает тот факт, что природа рака была истолкована в корне неверно, а вместе с тем ошибочны и наши попытки предотвратить или вылечить его?

Итак, вопрос, на который заново должен быть дан ответ: что такое рак?

Возможно, мы должны вернуться к фундаментальному вопросу: что такое рак? В конце концов, до тех пор пока мы не найдём на него точный ответ, все попытки «предотвратить» или «лечить» болезнь, которую мы не понимаем, обречены на провал.

За прошедшие полвека «мутационная теория» представила сложившееся объяснение причины развития рака, согласно которому накопленные мутации в наших клетках приводят некоторых особо уязвимых из них к «сумасшествию».

Их «безумное» и «искаженное» поведение является результатом множества разрушительных явлений в ДНК, которая обычно поддерживает их  «цивилизованную» активность относительно огромного многоклеточного сообщества в целом – организма.

С данной точки зрения эти клетки-изгои беспрерывно размножаются и образуют опухоль, различными способами имитируя характеристики инфекционных процессов в организме хозяина до тех пор, пока новообразование не воспрепятствует жизненно важным процессам, что в итоге приведёт к смерти.

Согласно данной гипотезе, на которую сильное влияние оказала Дарвиновская теория эволюции (иногда её называют «внутренний дарвинизм», который движет эволюцию здоровых клеток в злокачественные), – этот процесс очень похож на естественный отбор, т.е.

случайные мутации полезны для выживания и размножения раковых клеток в опухоли.

Повреждение ДНК может происходить как путём наследование дефектных ДНК последовательностей («плохих генов»), так и под воздействием разрушительных химических веществ (например, табака) или радиоизлучения.

И хотя эта точка зрения даёт некоторое объяснение, она также может быть ошибочной. Например, один из основных принципов эволюции заключается в том, что случайные мутации почти всегда опасны и приводят к гибели клеток.

Однако в таком случае раковые клетки кажутся настоящими «счастливчиками».

Вместо того чтобы погибнуть как нормальные клетки, столкнувшись со случайными мутациями, они демонстрируют прямо противоположную реакцию: становятся бессмертными, неспособными подвергнуться запрограммированной гибели, как это происходит со здоровыми клетками.

Тогда действительно ли в основе превращения здоровой клетки в раковую лежит случайность и хаос? Опухолевые клетки, в конце концов, проявляют высоко организованное поведение, поэтому кажется невозможным тот факт, что их стимулируют такие совершенно случайные силы, как мутация…

Раковые клетки (опухоли или новообразования), например, способны построить собственную систему кровоснабжения (ангиогенез), способны защитить себя сайленсингом подавляющих рак генов и активацией генов-инициаторов опухолей, выделением ферментов агрессии, чтобы свободно перемещаться по всему организму, они способны изменять свой метаболизм, чтобы жить в среде с низким содержанием кислорода, высоким содержанием сахара и повышенной кислотностью, а также знают, как удалить свои собственные поверхностные рецепторы, чтобы избежать обнаружения лейкоцитами.

Могут ли эти сложные поведенческие модели быть результатом случайной мутации? И возможно ли, что случайные мутации могут привести к формированию тех же «удачных» наборов генетических свойств каждый раз, когда в организме человека образуются новые формы рака?

Случайные мутации, несомненно, играют важную роль в инициации и стимулировании рака, но только их одних не достаточно для полноценного объяснения.

Рак как древняя программа выживания

Выдающаяся теория, представленная учёным из государственного университета Аризоны Полом Дэвисом и учёным из Австралийского национального университета Чарльзом Линевивером, поможет пролить столь необходимый свет на истинную природу рака.

«Рак – это не случайное скопление эгоистичных клеток-изгоев со скверным поведением, а высокоэффективная запрограммированная реакция на стресс, отточенная длительным периодом эволюции».

В своей основополагающей работе, под названием «Раковые опухоли как многоклеточное 1.

0: гены далёких предков» Дэвис и Линевивер предположили, что рак является атавизмом, взятым из генетического «арсенала», которому, по крайней мере, миллиард лет, и который до сих пор покоится – обычно дремлет – глубоко в геноме наших клеток.

Дэвис называет этот скрытый генетический слой многоклеточное 1.0. Он содержит пути и программы, которые когда-то были необходимы для наших древних клеточных предшественников и их ранних прото-сообществ, чтобы выжить в совершенно иной среде.

Без высокодифференцированных клеток и специализированных органов высших многоклеточных (многоклеточные 2.0), клетки с генетикой многоклеточных 1.0 обладали бы полезными свойствами, которые позволили бы им выжить при прямом контакте с тем, что представляло бы совершенно иную, более жёсткую (для нас) окружающую среду.

Например, миллиард лет назад уровень кислорода в атмосфере был чрезвычайно низким, так как ещё не сформировался фотосинтез, чтобы производить его обильный запас.

Это означает, что клеточной жизни в то время пришлось бы учиться развиваться в окружающей среде с низким содержанием кислорода или вообще в бескислородной среде – именно это и делают раковые клетки, используя аэробный гликолиз для выработки энергии вместо окислительного фосфорилирования.

Дэвис и Линевивер кратко изложили своё мнение следующим образом:

«Мы предполагаем, что рак – это атавизм, который возникает, когда генетические или эпигенетические неисправности открывают древний «арсенал» уже существующих приспособлений, восстанавливающих доминирование более раннего слоя генов, которые контролировали свободные колонии лишь частично дифференцированных клеток, похожих на опухоли. Существование такого инструментария предполагает, что прогресс новообразования (рака) в организме хозяина явно отличается от нормальной эволюции Дарвина».

Вместо того чтобы рассматривать такую отличительную черту рака как беспрерывное размножение в качестве заново эволюционировавшего свойства, которым пренебрегла случайная мутация, его следовало бы считать состоянием клетки «по умолчанию», выработанным миллиард лет назад, когда «бессмертие» было первоочередным приоритетом.

Не забывайте, эта древняя совокупность клеток не имела такой дифференциации клеточного типа и специализации тканей, как у высших животных (т.е. кожи, волос, ногтей и др.), для защиты от пагубного воздействия окружающей среды.

Если рак – это разоблачённая древняя программа выживания, то это ещё не означает, что «теория мутации» всё же не содержит в себе доли истины.

Генетические повреждения и мутации, по сути,  способствуют развитию рака, но вместо того, чтобы рассматривать их как «вызывающие» сложную систему поведения, связанного с раком, точнее было бы предположить, что они выявляют уже существующий набор генетических программ (атавизм).

* Например, известно более сотни онкогенов, существующих в нашем ДНК и являющихся общими для широкого спектра различных биологических видов, включая дрозофил, что показывает, насколько они древние (как минимум 600 млн. лет) и универсальные (встречаются в большинстве многоклеточных организмов).

В рамках этого нового способа мышления рак больше не может рассматриваться как некоторый предопределённый ген-бомба замедленного действия, заложенный в нас, или просто как побочный продукт кумулятивного воздействия на генотоксичные вещества.

Cкорее всего, рак – это древняя реакция выживания во всё более токсичной среде, с ненатуральным питанием и ослабленным иммунитетом. Эти клетки научились выживать при постоянных чрезмерных нагрузках, осуществляя постоянное самовосстановление (репликацию) и следуя принципу: всё, что не убивает, делает тебя сильнее.

Рак больше не может рассматриваться как что-то плохое, происходящее внутри здорового организма. Рак является тем, что организм активно предпринимает в ответ на нездоровую клеточную, физическую и планетарную среду.

Вместо выражения физического отклонения от нормы, он может быть выражением физического интеллекта и способности наших клеток к выживанию в условиях, которые угрожают разрушить их до такой критической отметки, за которой выживание невозможно.

Это также проливает свет на разрушительный характер химио- и лучевой терапии. Опухоли содержат широкий спектр клеток, многие из которых, по сути, являются доброкачественными (никогда не причинят вред организму), а некоторые из них ещё и сдерживают более вредоносные клетки.

Инвазивные клетки более исконны в своей генетической конфигурации (многоклеточные 1.0) ввиду того, сколько повреждений им приходится переносить в течение их жизненного цикла. Именно эти клетки, которые наиболее устойчивы к химиотерапии, реже умирают при воздействии на них. Следовательно, химиотерапия и лучевая терапия убивают клетки, которые на самом деле не представляют угрозы.

Рак – симптом, а не болезнь

Разумнее рассматривать рак не как «монолитную болезнь», а как симптом ухудшающихся клеточных условий и условий окружающей среды.

Другими словами, окружающая среда клетки стала неблагоприятной для её нормального функционирования, и, чтобы помочь ей выжить, в клетке происходят глубокие генетические изменения, повторяющие древние генетические пути, которые мы связываем с раковым фенотипом.

Этот «экологический» подход вновь возвращает наше внимание на предотвратимые и поддающиеся лечению причины «болезни», вместо неясной и устаревшей концепции «дефектных генов», на которые мы не в силах повлиять.

По сути, мы должны переключить наше мышление с той точки зрения, что рак является чем-то неестественным, что происходит с нами, на ту, где мы видим, что рак является вполне естественной реакцией нашего организма, чтобы выжить в неестественных условиях. Измените эти условия к лучшему, и от этого вы получите гораздо больше пользы, чем от борьбы с раком, как с врагом.

* Концепцию рака как атавизма можно объяснить следующим образом: атавизм – это более старая генетическая особенность, свойство, которое больше не используется, и поэтому подавляется вновь эволюционировавшими генами. В качестве примера можно привести перепонки между пальцами.

Пока мы находимся в утробе матери, они есть у каждого, но в процессе эмбрионального развития они исчезают. Это делается с помощью процесса «программируемой клеточной смерти», также известной как апоптоз.

Организм просто включает апоптоз генов в тканях, связанных с перепонками, и эти клетки спокойно разбирают себя, в результате чего мы имеем обычные, свободные от перепонок руки и ноги. Самое интересное, что раковые клетки являются раковыми потому, что они не умирают.

Они либо забыли, как пройти запрограммированную смерть (апоптоз), или были вынуждены из-за травмы (генетического нарушения) или экологической нагрузки (эпигенетического изменения) подавить гены, которые позволили бы им умереть.

Раковые клетки, по сути, скопированы с древнего генетического инструментария, который их предшественники более миллиарда лет назад использовали, чтобы выжить в очень суровых условиях, и где репликация была гораздо более предпочтительным свойством, чем смерть.

Понимание природы рака в корне неверно?

Источник: //www.mirprognozov.ru/prognosis/health/ponimanie-prirodyi-raka-v-korne-neverno/

Паразитарная природа рака

Природа раковых клеток
Рак – это такая проблема, о которой нельзя говорить спокойно. Сегодня “официальная” онкология в явном тупике – при всех ее жестоких методах лечения, калечащих больного, на смерть обречены двое из трех раковых больных. И процент этот снижаться никак не желает. Онкологи продолжают считать рак незаразным.

Но так ли это?  Мнения  ученых  на  этот  счет  разделились.

Под раком понимают более 200 различных онкологических заболеваний, что, естественно, должно предполагать дифференцированные методы лечения.

В практической онкологии применяют традиционные травмирующие методы лечения: хирургический, лучевую терапию и химиотерапию, ориентированные на следствие заболевания – опухоль.

Между тем, известно, что:

•    хирургическим путем, как правило, раковый процесс не ликвидируется, что подтверждается послеоперационными рецидивами с летальным исходом;

•    лучевая терапия вызывает дезинтеграцию, но не гибель опухолевых клеток, и может оказывать канцерогенное действие, что усугубляет заболевание;

•    химиотерапия использует иммунодепрессанты и токсичные препараты, например, азоиприты – потенциальные боевые отравляющие вещества (первые химиопрепараты – американский эмбихин и советский новоэмбихин, являлись аналогами боевого отравляющего вещества иприта. Сейчас пытаются приспособить БОВ горчичный газ).

Мы все должны понимать, что фармацевтический бизнес не ставит перед собою цель излечить рак. Зачем излечивать болезнь, если можно скачивать деньги за борьбу с симптомами.

При этом совсем не обязательно рассказывать доверчивым пациентам, что яды химиотерапии убивают как раковые, так и здоровые клетки, и в результате самого человека. Однако, обреченные на смерть должны знать о различных теориях рака и, следовательно, разных подходах к его лечению.

Человек вправе сделать свой осознанный выбор. Так давайте дадим ему этот шанс. И познакомим с некоторыми теориями возникновения рака.

Основное сражение не на жизнь, а насмерть развернулось между генетической и паразитарной теорией происхождения рака. По признанию самих онкогенетиков, для лечения рака они могут предложить только технологию отчаяния, в то время как существуют более эффективные и безвредные для организма способы лечения.

В 1930-1950-х годах широко обсуждалась паразитарная теория рака известного онколога профессора М. Невядомского, которая строилась на предположении, выдвинутом Адамкевичем еще в 1893 г., что раковая клетка сама является паразитом.

Трихомонадная теория биолога Т.Л. Свищевой впервые была сформулирована в 1989 году. В соответствии с этой теорией, опухолевая клетка – это одна из форм одноклеточного паразита трихомонады, а сама опухоль представляет собой колонию, т.е. скопление паразитов, перешедших на “сидячий” образ существования.

Суть паразитарной теории заключается в том, что опухолевые клетки – не перерожденные нормальные клетки, а одноклеточные паразиты – жгутиконосцы (Flagellat).

Их безжгутиковые формы, ошибочно названные опухолевыми клетками, вызывают онкологические заболевания вследствие способности к безудержной пролиферации, аггломерации, закладке колоний и метастазированию, что приводит к патогенным и токсическим воздействиям на организм человека. Согласно паразитарной теории, основной источник инфекции сам человек – больной или носитель паразита.

При разработке теории паразитарной природы рака Т.Я.Свищева с самого начала отказалась от идеалистической концепции превращения нормальных клеток в опухолевые. Объектами исследования стали одноклеточные паразиты, присущие человеку: лямблия – паразит кишечника,трихомонада – паразит полостей, токсоплазма – паразит мозга, трипаносома – паразит крови.

Анализ показал, что на роль опухолевой клетки может претендовать только один паразитический жгутиконосец (Flagellat.) – трихомонада.

Безжгутиковые формы трихомонады неотличимы от форменных элементов крови и тканей, они способны экскретировать вещества, антигенно идентичные тканям хозяина и т.д.

В отличие от других одноклеточных трихомонада человека не образует цист даже в неблагоприятных условиях, и это единственное простейшее, способное существовать в половых органах человека.

В организме человека могут одновременно паразитировать три вида трихомонад: ротовая, кишечная и вагинальная.

Обширные зоны обитания этих трихомонад совпадают с зонами наиболее частого развития новообразований. А наиболее известные первые клинические проявления патогенного действия паразитов: пародонтозы, язвы желудка, эрозии шейки матки – у женщин и простатиты – у мужчин.

Свищева опубликовала свой “Атлас клеток крови и паразитов человека”, где в таблице сопоставила формы раковых клеток мыши, крысы и человека с формами трихомонад – получилось полное совпадение картинок.

Проделанный ею большой объем исследований, осуществленный на клеточном, молекулярном и генетическом уровнях, а также многочисленные фотоснимки жгутиковых, амебовидных и цистоподобных трихомонад в крови, доказывающий правомерность ее концепции, оказались “недостаточными ” для ортодоксальной медицинской науки, чтобы взять их за отправную точку либо просто за основу для дальнейших исследований уже на официальном уровне.

Тем не менее, паразитарную природу рада подтверждает статистика Всемирной организации здравоохранения. Она сведена в таблицу.

Роль инфекционных и паразитарных агентов в возникновении рака (ВОЗ, Женева, 1996 г.)
Академик Е.Павловский наблюдал в крови у больных людей жгутиконосцев, которых идентифицировал как трихомонад, и он об этом написал в учебниках для медиков.

Классификация микропаразитов была проделана врачом к.м.н. О.И.Елисеевой. Ею было обнаружено на сотнях онкологических больных, что раковая опухоль представляет собой симбиоз грибков, трихомонад, хламидий, вирусов и т.д.

Следующая классификация микропаразитов была проделана доктором Кларк и заинтересовала научную медицинскую общественность многих стран (труды Кларк переведены на немецкий, японский и другие языки).

Микропаразитом, вызывающим раковое заболевание, по мнению Кларк, является кишечная трематода, принадлежащая к типу плоских червей. Если убить этого паразита, развитие ракового процесса остановится немедленно.

 

Второй составляющей ракового процесса Кларк называет наличие в организме пропилена или бензола, содержащих в своем составе соединения тяжелых металлов и другие токсины.

Для того чтобы клетки начали делиться – этот фактор называется ортофосфатированием (начальная стадия рака), необходимо в организме накопить определенное количество пропилового спирта, пропилена (или изопропилена).

Все 100% процентов исследованных д-ром Кларк пациентов имели эти две составляющие – пропилен и трематоду.

Организм, свободный от пропилена, убивает всех кишечных паразитов, в том числе и возбудителей рака – трематоду. Теория Кларк объединила паразитарную и канцерогенную теории рака.

По мнению итальянца Тулио Симончини, злокачественная опухоль – это разросшийся грибок кандиды (дрожжеподобный грибок, имеющий паразитарную природу.  Он живет даже в организме здоровых людей. Сильный иммунитет держит кандиду под контролем. Но если организм ослаблен, грибок распространяется по телу и вызывает злокачественные опухоли.  А наш иммунитет ежедневно ослабляется  дрожжевым хлебом на термофильных дрожжах. Продуктами питания, пищевыми добавками, пестицидами и гербицидами, вакцинацией, электромагнитными и микроволновыми технологиями, фармацевтическими препаратами, стрессами современной жизни.

Подведем  итог сказанному. В мире есть теоретические и  экспериментальные данные, которые  свидетельствуют о паразитарной  природе рака.  Так давайте говорить об этом в полный голос. Просвещать население, что нужно бороться с паразитами, чтобы избежать онкологию.

Поверьте мне, антипаразитарное лечение всей семьи два раза в год – это не тысячи долларов и не миллионы рублей, которые тратятся на то, чтобы раковый больной прожил на 5-7 лет дольше.

Моя семья  пользовалась комплексом «Гельмостоп». Потом перешла на «Санарис» . Очень много других препаратов  и в обычных аптеках, и в компаниях, которые продвигают на рынке здоровья бады.

Противопаразитарные травы растут даже на наших дачах и огородах. 

Я сейчас пользуюсь корректором функционального состояния, который все мои коллеги именуют по-простому: антипаразитарный. Это КФС № 1. Разработчиком является российский ученый Сергей Валентинович Кольцов. Вода, структурированная на нем, содержит информацию с сотен трав, которые способны подавить в нашем организме лямблии, трихомонады,  описторхи, эхинококки, шистосомы,  кандиды, другие грибы, вирусы и бактерии. И восстановить иммунитет, который – главное оружие в борьбе с онкологическими заболеваниями.
“,”author”:”Автор: Наталья Колганова”,”date_published”:”2020-03-17T03:47:00.000Z”,”lead_image_url”:”//3.bp.blogspot.com/-jFd6TYa0PEI/UdAUfwr4iHI/AAAAAAAAAYM/smiekJyej1Q/w1200-h630-p-k-no-nu/%25D1%2580%25D0%25B0%25D0%25BA%25D0%25BE%25D0%25B2%25D1%258B%25D0%25B5+%25D0%25BA%25D0%25BB%25D0%25B5%25D1%2582%25D0%25BA%25D0%25B8+%25D0%25BF%25D0%25BE%25D0%25B4+%25D0%25BC%25D0%25B8%25D0%25BA%25D1%2580%25D0%25BE%25D1%2581%25D0%25BA%25D0%25BE%25D0%25BF%25D0%25BE%25D0%25BC.jpg+%25D0%25B2+%25D1%2580%25D0%25BE%25D0%25B7%25D0%25BE%25D0%25B2%25D0%25BE%25D0%25BC.jpg”,”dek”:null,”next_page_url”:null,”url”:”//natalyakolganova.blogspot.com/2013/06/blog-post_30.html”,”domain”:”natalyakolganova.blogspot.com”,”excerpt”:”Рак – это такая проблема, о которой нельзя говорить спокойно. Сегодня “официальная” онкология в явном тупике – при всех ее жестоких мето…”,”word_count”:1086,”direction”:”ltr”,”total_pages”:1,”rendered_pages”:1}

Источник: //natalyakolganova.blogspot.com/2013/06/blog-post_30.html

Заболевание на рак
Добавить комментарий