Почему раньше не было рака

Почему растет число онкобольных и как бороться с этим страшным недугом

Почему раньше не было рака

– Роман Алексеевич, о чем говорят эти цифры?

– Онкология сегодня не так страшна, как еще лет 20 назад. Мы научились диагностировать болезнь на ранней стадии и эффективно лечить. А цифры растут в первую очередь потому, что руководство страны, администрация и минздрав Краснодарского края уделяют огромное внимание этому вопросу и ориентируют медиков на раннее выявление злокачественных новообразований.

Приведу для сравнения 2014 год. В ходе профилактических акций было осмотрено 38 745 человек. У 580 человек выявлены различные предраковые заболевания. Подозрения на злокачественные новообразования выявлены у 358 пациентов.

– Что такое рак?

– Отвечу простым языком. Нормальные клетки в организме растут, делятся и умирают в свой срок. В детстве клетки делятся и растут бурно. Когда человек взрослеет, процесс деления и роста замедляется, и клетки размножаются только для восстановления повреждений и замены изношенных или умирающих клеток.

Но в какой-то момент в организме по разным причинам происходит сбой, клетка не умирает, а продолжает размножаться. При этом она способна вторгаться в другие ткани, чего нормальная клетка делать не может. Именно из таких клеток развиваются опухолевые клетки – рак.

Роман Мурашко
Олег Андреев

– Почему онкозаболеваний стало больше в последнее время, с чем это связано?

– Риск заболеть есть, к сожалению, у всех людей, независимо от социального статуса, уровня доходов и сферы деятельности. причина возникновения онкологических заболеваний кроется в образе жизни современного человека.

Возьмем колоректальный рак. Это группа злокачественных новообразований эпителиального происхождения, расположенных в области толстой кишки и анального канала.

Специалисты нередко рассматривают колоректальный рак как «болезнь цивилизации», связанную с увеличением продолжительности жизни, недостаточной физической активностью, употреблением большого количества мясных продуктов и недостаточного количества клетчатки, злоупотреблением алкоголем.

В последние десятилетия в нашей стране отмечается рост заболеваемости колоректальным раком. 20 лет назад данное заболевание находилось на шестом месте по распространенности у пациентов обоих полов, в настоящее время переместилось на второе место.

– Кто находится в группе риска?

– К группе риска можно отнести тех, кому за 50. Человек в этом возрасте должен иметь так называемую онкологическую настороженность, внимательно относиться к своему здоровью и помнить, что риск образования опухолей с годами возрастает.

Большое значение имеет наследственность. Людям, у близких родственников которых были злокачественные новообразования, следует регулярно проходить обследования.

Также в зону риска попадают люди с ожирением, заядлые курильщики, а также лица, злоупотребляющие алкоголем. Надо быть бдительными всем, у кого имеются хронические заболевания, например, сахарный диабет, полипозные или воспалительные заболевания желудочно-кишечного тракта.

– Принято считать, что существует четыре стадии рака. Так ли это?

– Имеется еще и нулевая стадия. Это так называемый рак in situ – самая начальная ступень заболевания, когда новообразование еще не проросло в остов органа. К слову, от нулевой до первой стадии могут пройти годы.

Например, «превращение» из нулевой в первую стадию рака желудка занимает в среднем пять – шесть лет.

А между первой и четвертой стадиями могут пройти месяцы, а могут и десятилетия: все зависит от индивидуальных особенностей организма человека.

– На каких стадиях онкозаболевание хорошо поддается лечению?

– Положительный прогноз мы даем при нулевой, первой и второй стадиях, когда опухоль еще не начала прорастать в органы, лимфосистему. На первой стадии рака полностью излечиваются 90–95 процентов больных.

На второй стадии заболевания успешно избавиться от него могут 75 процентов пациентов. На третьей стадии – 50 процентов.

Четвертая стадия связана с возникновением отдаленных метастазов во многих органах, и полностью излечить человека уже не получится.

Не упустить момент

– Так почему же люди запускают болезнь?

– Еще пару десятков лет назад было намного сложнее распознать рак на ранних стадиях, и поэтому диагноз звучал как приговор. Выявлялся рак в уже запущенных стадиях, когда помочь больному было зачастую невозможно.

Сегодня онкослужба Краснодарского края обладает всем спектром необходимого оборудования (ничуть не хуже, чем в самых лучших зарубежных клиниках), с помощью которого мы можем обнаружить и ликвидировать патологию в момент ее зарождения.

По статистике, среди причин запущенности онкозаболеваний на первом месте – поздняя обращаемость за медпомощью, на втором – скрытое течение заболевания.

Коварство рака заключается в том, что он никак себя не проявляет на ранних стадиях.

Чтобы не упустить момент, когда болезнь поддается лечению, необходимо раз в полгода посещать смотровой кабинет поликлиники по месту жительства, специалисты которого «заточены» на обследование человека на рак.

В 2018 году в рамках проекта «Кубань против рака» было осмотрено около 80 тысяч человек, у 2 840 из них обнаружена онкопатология.

– Год назад Минздрав России установил новый порядок помощи онкологическим больным. Это что за алгоритм? Какие этапы и какие сроки помощи он предполагает?

– Приказ Минздрава России вступил в силу с 5 августа 2017 года. Согласно документу, при подозрении на онкологическое заболевание у пациента или при его выявлении консультация в первичном онкологическом отделении или кабинете должна быть проведена не позднее чем через пять рабочих дней с момента выдачи направления на консультацию.

Сразу после обращения в онкологическое отделение пациенту должна быть назначена и произведена биопсия, а ее материалы должны быть немедленно отправлены на исследование. Срок выполнения патолого-анатомических исследований, необходимых для гистологической верификации злокачественного новообразования, не должен превышать 15 рабочих дней с даты поступления материала.

Кроме этого, в день обращения пациенту должны быть выданы направления на все необходимые диагностические исследования, необходимые для установления точного диагноза, распространенности заболевания, его локализации и стадии метастазирования.

Срок начала оказания специализированной (кроме высокотехнологичной) медицинской помощи в медицинской организации, оказывающей медицинскую помощь больным с онкозаболеваниями, не должен превышать 10 календарных дней с даты гистологической верификации злокачественного новообразования или 15 календарных дней с даты установления предварительного диагноза злокачественного новообразования (в случае отсутствия медицинских показаний для проведения патолого-анатомических исследований в амбулаторных условиях).

Хочу подчеркнуть, что в Краснодарском крае и до появления этого приказа Минздрава Российской Федерации существовали подобные правила, поэтому нам не пришлось экстренно перестраиваться. В борьбе со злокачественными новообразованиями главное – не упустить время. Ведь некоторые виды рака развиваются стремительно…

– Если у человека появились такие симптомы, как постоянный кашель, потеря веса, головокружения, боли в спине, обязательно ли сразу показываться онкологу?

– Данные симптомы не обязательно связаны с онкологией. Но, чтобы исключить ее, необходимо прийти на прием в смотровой кабинет поликлиники по месту жительства. Сотрудники там работают в течение всего дня в две смены. Для работающих людей это очень удобно. Как правило, в эти кабинеты не бывает очередей и не надо предварительно записываться.

Что такое смотровой кабинет? Это кабинет, в котором принимает пациентов медицинский работник, прошедший в онкологическом диспансере дополнительную подготовку по выявлению онкологических заболеваний.

В смотровом кабинете в среднем осмотр длится 15 минут у женщин и 12 минут у мужчин. Осматривается и пальпируется: кожа, щитовидная железа, состояние наружных слизистых оболочек (полости рта, влагалища, анальная область), лимфоузлы, молочные железы, делаются исследования. Если у медиков возникают подозрения, то они направят вас на прием к онкологу.

Народные средства не помогут

– Многие ли сегодня узнают о раке на нулевой и первой стадиях?

– Обратимся к статистике. На начальных стадиях мы выявляем рак у 58,4 процента больных (в среднем по России – 55,6 процента).

С конца 2017 года с целью онкопоиска специалисты-онкологи еженедельно выезжают в отдаленные хутора и станицы.
Олег Андреев

– Часто ли пациенты отказываются от предложенного лечения?

– В прошлом году в Краснодарском крае у населения впервые выявлено 26 тысяч случаев злокачественных новообразований всех локализаций. Около 200 человек, у которых рак был обнаружен на первой и второй стадиях, отказались от лечения.

Хочу подчеркнуть, что у всех болезнь была обнаружена в ходе медосмотра на предприятиях или на приеме у терапевта. Я уже говорил, что рак – коварное заболевание, которое может длительное время проходить бессимптомно. И на первых стадиях ничего может не беспокоить.

Но как только у «отказников», которые в большинстве случаев лечатся «народными средствами» (чагой, чистотелом и так далее), появляются боли, они приходят в онкодиспансер, но помочь им уже невозможно.

Я хотел бы предостеречь «фаталистов»: не надо играть с этим страшным врагом, его необходимо уничтожать – и не с помощью сомнительных пилюль, а с помощью эффективных методов лечения.

– В Краснодарском крае активно ведется работа по выявлению онкозаболеваний на ранней стадии. Как она строится?

– В ходе «Прямой линии», которая прошла 7 июня, президент нашей страны Владимир Путин поставил задачу: увеличить раннее выявление онкологических заболеваний до 70 процентов от общего числа больных. Мы активно ведем эту деятельность с 2011 года.

К сожалению, онкологические заболевания дают симптомы лишь на последних стадиях. И чаще всего это уже не симптомы самой опухоли, а осложнения ее проявления. А ведь на первой стадии болезни можно излечить практически любую опухоль. Вот почему так важна ранняя диагностика. Пока не существует вакцины против рака, ранняя диагностика – главный инструмент борьбы с болезнью.

Важную роль в снижении онкозаболеваемости играет профилактика.
Олег Андреев

Мы регулярно выезжаем в районы края, в отдаленные поселки и хутора с целью раннего выявления онкопатологии, то есть мы стараемся опережать болезнь и «вылавливать» ее в зародыше. Люди перестали бояться этого страшного диагноза и верят в то, что рак излечим. Идут на профилактические акции и в смотровые кабинеты.

В 2017 году в Краснодарском крае впервые диагностировано более 26 тысяч случаев злокачественных опухолей всех локализаций. В 2016 году было 25,7 тысячи.

Врачи-онкологи краевого онкодиспансера при активной поддержке администрации и министерства здравоохранения Краснодарского края осуществляют профилактическую деятельность. Ежегодно специалистами в онкодиспансерах края организуются Дни открытых дверей, приуроченные к Всемирным дням по онкологической тематике.

Начало активной выездной профилактической деятельности, направленной на повышение процента ранней диагностики онкозаболеваний и снижение показателей запущенности, относится к марту 2011 года.

В течение семи лет ежемесячно в поликлиниках центральных районных больниц проводятся широкомасштабные онкодиагностические осмотры населения.

Ранняя диагностика – главный инструмент борьбы с раком.

В 2016 году с целью приближения медицинской помощи к жителям отдаленных от районных центров населенных пунктов и увеличения количества выездов специалистов был организован онкопрофилактический проект «Кубань против рака». Основная его цель – сделать раннюю диагностику злокачественных опухолей максимально доступной для всех людей, независимо от места проживания.

С конца 2017 года с целью онкопоиска специалисты-онкологи еженедельно выезжают в отдаленные хутора и станицы. Два года подряд мы проводим широкомасштабные акции «Недели мужского и женского здоровья». В итоге в течение 7 лет в ходе выездных консультативно-диагностических акций кубанские онкологи осмотрели более 370 тысяч человек и у трех тысяч обнаружили раковые заболевания.

С заботой о себе

– Что надо знать, чтобы не болеть?

– Лучшей профилактикой злокачественных новообразований является здоровый образ жизни и регулярные обследования. Женщинам необходимо с 18 лет ежегодно посещать врача-гинеколога, после 40 лет обязательна маммография – раз в два года, а после 50 лет – ежегодно.

Мужчинам после 45 лет необходимо ежегодно сдавать анализ крови на простатспецифический антиген (ПСА), а также проходить пальцевое ректальное исследование у врача-уролога один раз в год.

Кроме того, и женщинам, и мужчинам старше 40–45 лет ежегодно надо делать УЗИ органов брюшной полости, сдавать тест на скрытую кровь в кале, рентгенографию легких и один раз в пять лет – колоноскопию.

– В краевом онкодиспансере современнейшее оборудование для диагностики и лечения злокачественных опухолей. Каков процент успешного лечения?

– Что касается эффективности лечения и продолжительности жизни наших пациентов, то назову одну цифру: условно считается, что больной, переживший пять лет от момента выявления заболевания и прошедший полный курс лечения, вылечился от рака. На Кубани за пять лет доля таких пациентов выросла на 7,5 процента.

Источник: //kubnews.ru/obshchestvo/2018/11/15/pochemu-rastet-chislo-onkobolnykh-i-kak-borotsya-s-etim-strashnym-nedugom/

Спящий монстр. Почему раком болеют даже те, кто ведут здоровый образ жизни

Почему раньше не было рака

МОСКВА, 4 окт — РИА Новости, Альфия Еникеева. По данным Международного агентства по исследованию рака, каждый год в мире регистрируют больше 18 миллионов случаев этого заболевания. Полмиллиона диагностируют в России. При этом общая смертность от рака в стране постепенно снижается.

Специалисты связывают это с ранней диагностикой и современными методами лечения. Однако от возврата болезни не застрахован никто. Даже после очень эффективной терапии в организме остаются спящие раковые клетки, готовые в любой момент проснуться. Предсказать возникновение рака и его рецидив невозможно.

До последней раковой клетки

“Спящие раковые клетки — это те, что вышли из основной первичной опухоли в кровеносное русло и приземлились в каком-то органе в виде микрометастаза. Они себя никак не проявляют, не делятся, вообще не дают о себе знать. Поэтому их не убивает лучевая или химиотерапия, они невидимы для иммунной системы.

Через много лет после лечения эти клетки вдруг просыпаются и возникают метастазы. Не новая первичная опухоль, а именно метастаз старого рака — то, что называется рецидивом.

Что пробуждает эти опухолевые клетки, до конца непонятно”, — объяснил РИА Новости директор Евразийской федерации онкологии, руководитель онкологического отдела ГлавУпДК при МИД России, эксперт Лиги здоровья нации, хирург-онколог Сомасундарам Субраманиан.

По словам врача, спящие опухолевые клетки могут возникнуть в организме каждого человека, причем задолго до появления первых внешних признаков рака.

Дело в том, что наша иммунная система, как правило, умеет распознавать и уничтожать злокачественные клетки. Но ее ресурсы не безграничны, потому некоторые из таких клеток удается только блокировать и удерживать в неактивном состоянии. Это возможно благодаря небольшому количеству кровеносных сосудов вокруг них.

Клетки испытывают дефицит кислорода и питательных веществ. Кроме того, они получают сигналы от сородичей, уничтожаемых иммунной системой. В результате раковые клетки перестают делиться и замирают. Поэтому обнаружить их невозможно.

“Сегодня таких инструментов нет.

Но я скажу как хирург-онколог: бесконечно гоняться за последней раковой клеткой неправильно и непрактично. Во-первых, хорошая диагностика даже большой опухоли требует много средств и сил.

Чтобы оценить распространенность процесса и оперировать, назначить виды лечения, мы используем разные методики, часто комбинируем их. Тратить столько сил на поиск спящей клетки, которая в данный момент неопасна, не имеет смысла. Во-вторых, у любого лечения есть побочные эффекты и осложнения.

Не нужно прибегать к нему раньше времени. Ведь у кого-то опухоль может появиться только через год-два, у кого-то через пять-семь лет, а у части людей никогда — значит, и лечить их не надо”, — отметил онколог.

Пробуждение зверя

По мнению американских исследователей, освободить микрометастазы от сна могут новые кровеносные сосуды. Их прорастание улучшает снабжение спящей клетки необходимыми веществами, и она начинает делиться. В результате у пациентов, избавившихся от рака много лет назад, внезапно возникают метастазы.

Другой фактор, стимулирующий пробуждение спящих опухолевых клеток, — психологический стресс, который угнетает иммунную систему. Поэтому, например, уже пролеченным раковым пациентам рекомендуют ее укреплять. Впрочем, как выяснили американские и британские биологи, иногда слишком сильный иммунитет, точнее его реакция на воспаление, способна пробудить спящий рак.

Главные участники воспалительного ответа на повреждение организма — нейтрофилы. Обычно эти клетки иммунной системы захватывают и переваривают чужеродных микробов. В некоторых особо опасных случаях они действуют как камикадзе — умирая, оставляют после себя паутину из своей ДНК, покрытую токсичными веществами.

У попавшего в такую сеть патогена шансов нет, а вот для спящей раковой клетки эта ловушка становится источником живительных сил.

Дело в том, что бактерицидные молекулы, закрепленные на сети ДНК, действуют на белок ламинин, содержащийся в межклеточном веществе. А он, в свою очередь, пробуждает неактивную опухолевую клетку, и она начинает стремительно делиться.

Биологи проследили весь процесс пробуждения спящего метастаза на мышах, которых заражали клетками рака молочных желез. В эти клетки был встроен ген люциферазы, поэтому они светились и за ними было удобно следить.

Сначала клетки никак себя не проявляли, но после вызванного у мышей воспаления активно размножались. Кстати, воспаление возникало в результате воздействия на грызунов табачным дымом.

Животным хватало трех недель в прокуренном помещении, чтобы опухоль дала метастазы.

Рак под контролем

В ответе защитной системы организма на воспаление и росте кровеносных сосудов участвует фермент тирозинкиназа SYK. Он же есть в спящих раковых клетках.

Как выяснили исследователи из Университета Пердью (США), подавить активность SYK можно с помощью фостаматиниба — действующего вещества лекарств против ревматоидного артрита и иммунной тромбоцитопении — аутоиммунных заболеваний, для которых характерны внутренние воспаления.

Опыты на мышах, зараженных раком молочных желез, дали положительный эффект.

“Сейчас много обсуждают связь воспаления и рака. Но это требует дальнейшего научного подкрепления. На мой взгляд, это очень перспективное направление.

Я не исключаю, что в скором времени для профилактики онкологических заболеваний будут использовать некоторые противовоспалительные препараты. Ведь когда-то случайно открыли, что обезболивающее аспирин помогает в профилактике инфаркта. Также, мне кажется, обнаружат, что какое-то уже существующее лекарство защищает от рака”, — заключает доктор Субраманиан.

Источник: //ria.ru/20191004/1559413317.html

Больше всех заболеть раком боятся врачи-онкологи

Почему раньше не было рака

Царьград: Нобелевский лауреат по химии Томас Линдел выступил с критикой утверждения, согласно которому рак вызывают радиация, солнечный ультрафиолет или канцерогенная пища, и рассказал об исследовании агрессивных форм кислорода и воды. Он утверждает, что наука пока бессильна перед раком. Что вы об этом думаете?

Андрей Пылев: Спорное утверждение, но в то же время его нельзя ни подтвердить, ни опровергнуть. Пока достаточно неплохо всё развивается, как пойдёт дальше – сложно понять.

Ц.: В последнее время, может, в связи с заболеваниями звёздных людей, пресса создала ажиотаж вокруг этой темы. Он не вызовет всплеска ненужных обследований со стороны людей, которые не очень в этом разбираются?

А. П.: Здесь есть несколько факторов, которым надо уделить внимание. Первое – это зачастую абсолютно некомпетентные, уводящие вообще не в ту сторону комментарии прессы, которая вроде как старается помочь наладить что-то, а получается только хуже.

Второй момент – это огромное количество людей-канцерофобов, которые сами себе назначают кучу ненужных диагностических процедур.

И третье – это недобросовестные частные клиники, которые паразитируют, с одной стороны, на информационной шумихе, с другой стороны, на человеческом невежестве и проводят абсолютно ненужные, неоправданные, не дающие никаких преимуществ скрининговые обследования, очень дорогие. Эта проблема действительно есть.

Ц.: Насколько полезны скрининговые обследования сами по себе?

 Billion Photos / Shutterstock.com

А. П.: Скрининговое обследование – и это сейчас достаточно неплохо изученный вопрос – показано при определённом типе опухоли у определённой группы пациентов с определёнными факторами риска.

Совсем небольшое количество нозологий действительно скринингуются.

Но сейчас проводят скрининг по поводу всех онкологических заболеваний, например, скрининг опухолей головного мозга – это как-то странно и совершенно нелогично.

Конечно, если мы говорим о вреде скрининга, этот вред только эмоциональный и экономический. От лишнего УЗИ и сданной кучи анализов человеку плохо не будет. Но с другой стороны, и та информация, которую мы от этого получаем, зачастую не отвечает на вопросы.

Человек, который сдаёт все существующие маркёры и видит, что один из этих маркёров превышает норму на десять процентов, делает вывод, что у него рак, немедленно бежит оформлять завещание и делать кучу ненужных инвазивных и иногда даже опасных диагностических процедур.

Но самое главное, что человек действительно уверен, по крайней мере какой-то период времени, что он болен. А это совершенно неправильно.

Ц.: Есть мнение, что человек, который ищет рак, рано или поздно его найдёт. То есть можно себя настроить на это.

А. П.: Это не совсем так.

Я, скорее, склонен разделять теорию, что если бы человек не умирал от других проблем, он в обязательном порядке, пусть через 100, пусть через 150 лет, до того или иного рака обязательно бы дожил.

Настроить себя на рак – это чушь полная. Стресс, конечно, является одним из важных и доказанных факторов, увеличивающих риски, но настроить себя на рак, слава Богу, невозможно.

Ц.: Что делать канцерофобам, людям, которые каждую неделю-две находят у себя все признаки рака?

А. П.: Канцерофобам надо работать не с онкологом, а с психологом, в первую очередь.

Ц.: У нас это хорошо развито?

А. П.: Это не хорошо развито, но развивается.

Объективно ситуация меняется в лучшую сторону, и всё больше и больше появляется опций получить качественную психологическую помощь – как для онкологических пациентов, так и для родственников, и для канцерофобов.

Это действительно так. Опять же, здесь всё зависит от чистоплотности врача, потому что для той же коммерческой медицины, наверное, нет более привлекательного пациента, чем канцерофоб.

Ко мне периодически приходят пациенты, которые требуют немедленно сделать ту или иную процедуру. Я прекрасно помню пациента, который ходил ко мне с интервалами раз в несколько дней в течение нескольких месяцев. Абсолютно нормальный, социально успешный человек, но который был уверен, что у него рак печени, он просил сделать биопсию.

Казалось бы, человек приходит, сам обращается, но задача врача – именно переубеждать, объяснять, что этого делать не нужно. При этом, естественно, соблюдать все принципы для онкологии, стараясь пациента не обидеть.

На самом деле, не нужно делать то или иное диагностическое обследование только потому, что пациент этого хочет, если на эту процедуру нет показаний.

Ц.: Вы можете дать несколько советов для канцерофобов?

А. П.: Нет, здесь не надо давать советы. Такими пациентами должен в первую очередь заниматься психолог, онколог – во вторую очередь. Опять же, человек может бояться рака не из-за канцерофобии, а по каким-то объективным причинам. То есть мы должны всегда вникнуть в ситуацию и понять, не лежит ли за этой, как нам кажется, канцерофобией реальная проблема.

Ц.: В вашей практике были пациенты, которые, начитавшись статей в интернете, пришли с мнением, что у них есть рак, и действительно его находили?

А. П.: У меня были крайне мнительные пациенты, которые были уверены, что у них есть рак, и они избыточно регулярно проводили какие-то обследования. Одна из пациенток действительно обнаружила у себя таким образом рак молочной железы на ранней стадии.

Но по поводу скрининговых программ надо понимать, что этот вопрос достаточно серьёзно изучают. Есть серьёзные исследования, в каком случае скрининг действительно целесообразен, в каком случае он даёт ложно положительный результат, а в каком – ложно отрицательный, какой их процент. Далеко не при всех нозологиях скрининг уместен.

Сейчас фактически мы говорим о скрининге в ряде случаев простаты, рака молочной железы. Для выявления рака толстой кишки возможна колоноскопия у людей старше сорока лет. Скрининг меланомы безусловно нужен определённой группе пациентов. Но опять же, это не должен быть тотальный скрининг.

Скрининг рака желудка ни в одной стране мира не проводится у всей популяции, это абсолютно неразумно.

 Image Point Fr / Shutterstock.com

Основная задача – проводить скрининговые обследования у определённых групп риска по тем или иным заболеваниям.

Понятно, что если у человека, например, вирусный гепатит в анамнезе, и он длительное время с ним живёт, уже годы и десятилетия, то у него на порядки выше вероятность возникновения первичного рака печени, чем у условно здорового пациента. Поэтому таких больных надо более детально обследовать.

Ц.: Не является ли преувеличением, что нездоровый образ жизни вызывает рак? Есть же много пациентов, которые ведут здоровый образ жизни – и спортом занимаются, и правильно питаются – и всё равно заболевают?

А. П.: То, что рак возникает и у людей, ведущих здоровый образ жизни, совсем не значит, что нездоровый образ жизни никак не влияет на возникновение рака. Просто очень много разных факторов, которые приводят к развитию опухоли.

И фактор внешнего воздействия – это определённый процент, достаточно небольшой, от всех причин.

Поэтому, безусловно, если мы уберём такие очевидные вещи, как курение, злоупотребление алкоголем, нахождение под прямыми солнечными лучами без защитного крема, неправильное питание с избыточным количеством красного мяса или какого-то химически обработанного мяса, копчёного мяса, все эти факторы, которые мы знаем, – то, конечно, мы минимизируем риски по определённым типам опухолей. Точнее, несколько уменьшим. Но все остальные факторы, безусловно, останутся.

Ц.: По сравнению со статистикой, например, 50-летней давности, рака стало больше или его стали чаще диагностировать?

А. П.: Да, статистика пятидесятилетней давности была достаточно неполна и неточна, и мы  действительно не имеем представления, сколько пациентов умирали от рака 50 лет назад и какие виды рака доминировали. Сейчас она более точная и полная.

В целом нельзя сказать, что речь идёт о какой-то эпидемии. Во-первых, об этом стали больше говорить. Во-вторых, улучшилась диагностика. Та же самая ранняя диагностика, выявление ряда заболеваний на ранней стадии, что несколько увеличивает общую цифру заболеваемости за счёт впервые выявленных больных.

Но глобально улучшаются и результаты выживаемости этих пациентов, потому что чем раньше их начинают лечить, тем дольше они живут. В целом, какие-то заболевания несколько растут по статистике заболеваемости, какие-то уменьшаются. Но глобально мы примерно в той же поре находимся.

Может быть, с небольшой тенденцией к росту.

Ц.: Среди врачей-онкологов есть канцерофобы?

А. П.: Да, конечно. Нет больших канцерофобов, чем врачи-онкологи. Потому что мы это видим изнутри. И это абсолютно повсеместное явление. Более того, именно в той области, в которой врач работает, он у себя и находит какие-то признаки заболевания.

Например, я знаю доктора, который долгое время занимался опухолями головы и шеи, при этом подозревал у себя именно эту патологию. Другой доктор, занимаясь опухолями печени, долгое время был уверен, что у него рак печени. И так далее. Это такая повсеместная история, но, слава богу, доктора – достаточно рациональные люди.

И врачу всё-таки объективно несколько проще пройти обследование и убедиться, что у него нет онкопатологии.

Ц.: Они включают голову или к психологам обращаются?

А. П.: Доктора знают все необходимые алгоритмы, что нужно делать при появлении тех или иных жалоб. Поэтому, как правило, действуют достаточно рационально. Просто проводят ряд необходимых диагностических процедур и исключают или, не дай Бог, подтверждают этот диагноз. Такое тоже случается.

Источник: //tsargrad.tv/articles/bolshe-vseh-zabolet-rakom-bojatsja-vrachi-onkologi_221572

Заболевание на рак
Добавить комментарий