Что такое хоспис больница

Содержание
  1. Что такое хоспис — Про Паллиатив
  2. Хоспис подходит только для последних дней жизни? 
  3. Сколько времени можно оставаться в хосписе? 
  4. С какими диагнозами принимают в хоспис? 
  5. Как попасть в хоспис? 
  6. По каким критериям направляют в хоспис? 
  7. Какие документы необходимы для постановки на учет? 
  8. Какую помощь оказывают в хосписах? 
  9. Какую помощь не оказывают в хосписах? 
  10. Что нужно взять с собой при госпитализации в хоспис? 
  11. В хоспис не надо “сдавать”. но это место, где со смертью можно договориться
  12. Мы ищем тех, кто сочувствует
  13. У нас так принято
  14. В хоспис не надо “сдавать”
  15. У вас никогда не возьмут денег
  16. Вам постараются помочь
  17. Необычная больница, или Что такое хоспис
  18. Хоспис: история становления паллиативной медицины 
  19. Хоспис или домашний уход: проблема выбора
  20. С таким диагнозом лучше умирать дома? рассказываем о паллиативном отделении в нижнем новгороде — новости nn.ru
  21. Паллиативная помощь — это просто уход за теми, кто умирает? Из хосписов уже не возвращаются? Важные вопросы про паллиатив (в том числе неловкие)
  22. Паллиативная помощь — это обезболивание и профилактика пролежней?
  23. В хосписы попадают только те, у кого рак?
  24. Если я сдам близкого в хоспис, как ему потом смотреть в глаза? 
  25. Из хосписов люди не возвращаются? 
  26. Паллиативная помощь бесплатна?
  27. Если не хочется в хоспис, придется страдать дома? 
  28. Куда обращаться, если моему близкому нужна паллиативная помощь?
  29. Хотите помочь фонду помощи хосписам «Вера» и его просветительскому проекту «Про паллиатив»? Это можно сделать здесь

Что такое хоспис — Про Паллиатив

Что такое хоспис больница

Хоспис – это бесплатное медико-социальное учреждение, финансируемое из средств бюджета субъекта Российской Федерации; имеющее лицензию на медицинскую деятельность и работу с опиоидными анальгетиками; учреждение, где обеспечивают уход и оказывают медицинскую, в том числе обезболивающую, социальную, психологическую, духовную и юридическую помощь неизлечимым больным, а также их семьям как в период болезни, так и после утраты близкого человека.

Хоспис подходит только для последних дней жизни? 

Хоспис работает с неизлечимо больными пациентами, каждый из которых находится в индивидуальной ситуации: кто-то живет с диагнозом много лет, а кто-то умирает очень быстро. Иные пациенты выписываются из хосписа домой после того, как им подобрана симптоматическая терапия, в том числе обезболивание, и оказан необходимый уход.

Но главное — в хосписе не умирают, в хосписе живут.

Сколько времени можно оставаться в хосписе? 

Пациент может оставаться в хосписе столько, сколько требуют медицинские показания или социальная передышка для родственников.

С какими диагнозами принимают в хоспис? 

Паллиативная помощь, в том числе и в хосписе должна оказываться пациентам с неизлечимыми прогрессирующими заболеваниями и состояниями, среди которых выделяют следующие основные группы:

Заповеди хосписа О чем необходимо помнить сотрудникам и руководителям хосписов

  • пациенты с различными формами злокачественных новообразований;
  • пациенты с органной недостаточностью в стадии декомпенсации, при невозможности достичь ремиссии заболевания или стабилизации состояния пациента;
  • пациенты с хроническими прогрессирующими заболеваниями терапевтического профиля в терминальной стадии развития;
  • пациенты с тяжелыми необратимыми последствиями нарушений мозгового кровообращения, нуждающиеся в симптоматическом лечении и в обеспечении ухода при оказании медицинской помощи;
  • пациенты с тяжелыми необратимыми последствиями травм, нуждающиеся в симптоматической терапии и в обеспечении ухода при оказании медицинской помощи;
  • пациенты с дегенеративными заболеваниями нервной системы на поздних стадиях развития заболевания;
  • пациенты с различными формами деменции, в том числе с болезнью Альцгеймера, в терминальной стадии заболевания;
  • пациенты с социально значимыми инфекционными заболеваниями в терминальной стадии развития, нуждающиеся в симптоматическом лечении и в обеспечении ухода при оказании медицинской помощи;
  • в последней редакции «Порядка оказания паллиативной медицинской помощи взрослому населению», утвержденном Приказом Минздрава России от 07.05.2018 № 210н, исключены слова, что помощь оказывается нуждающимся «за исключением больных ВИЧ-инфекцией». Ранее оказание паллиативной помощи пациентам, имеющим диагноз ВИЧ/ СПИД, регламентировалось другим Приказом Минздрава России, который до сих пор не отменен. По рекомендациям ВОЗ к числу клинических состояний, при которых пациентам может потребоваться паллиативная помощь относятся также лекарственно-устойчивый туберкулез, гепатит B и C.

Вместе с тем, в настоящее время в подавляющем большинстве регионов России при большом дефиците стационарных коек и небольшом количестве выездных патронажных служб, паллиативную помощь получают неизлечимые онкологические пациенты, как наиболее остронуждающаяся категория среди взрослого населения.

Как попасть в хоспис? 

«Для паллиативной помощи качество жизни имеет ключевое значение»Татьяна Ионова об оценке качества жизни, профессиональных опросниках и работе с пациентами

Если у человека злокачественное новообразование, направление в медицинские организации, оказывающие паллиативную медицинскую помощь в амбулаторных условиях, можно получить:

  • при наличии гистологически верифицированного диагноза у врача-онколога
  • при наличии заключения врача-онколога об инкурабельности заболевания и необходимости проведения симптоматического и обезболивающего лечения у участкового врача-терапевта и врача общей практики (семейные врачи).

В стационарных условиях:

при наличии гистологически верифицированного диагноза:

  • у врача по паллиативной помощи кабинетов паллиативной медицинской помощи,
  • у выездных патронажных служб паллиативной помощи, хосписов, отделений паллиативной медицинской помощи,
  • у врача-онколога

при наличии заключения врача-онколога об инкурабельности заболевания и необходимости проведения симптоматического и обезболивающего лечения у участкового врача-терапевта и врача общей практики (семейные врачи).

При отсутствии гистологически верифицированного диагноза, направление осуществляется по решению врачебной комиссии медицинской организации, в которой проводится наблюдение и лечение больного.

При иных заболеваниях направление можно получить в результате решения врачебной комиссии медицинской организации, в которой проводится наблюдение и лечение пациента.

Пикник в Первом московском хосписе, 2016
©Фонд помощи хосписам «Вера»

По каким критериям направляют в хоспис? 

«Пациенты достойны того, чтобы быть обезболенными»Онколог Антон Усов о том, почему врачи боятся назначения опиоидов, несовершенствах медицинского образования и законодательства

Говоря простым языком, в хоспис направляют пациентов, если:

  1. им необходимо подобрать корректную схему обезболивания,
  2. нужно снять тягостные симптомы, с которыми не получается справиться дома,
  3. у них нет близких, которые могут за ними ухаживать,
  4. их родственникам необходима социальная передышка.

Говоря строгим языком, согласно «Порядку оказания паллиативной медицинской помощи взрослому населению», основные медицинские показания для госпитализации пациентов в отделение круглосуточного медицинского наблюдения и лечения хосписа следующие:

  • выраженный болевой синдром в терминальной стадии заболевания, не поддающийся лечению в амбулаторных условиях, в том числе на дому;
  • нарастание тяжелых проявлений заболеваний, не поддающихся лечению в амбулаторных условиях, в том числе на дому, требующих симптоматического лечения под наблюдением врача в стационарных условиях;
  • необходимость подбора схемы терапии для продолжения лечения на дому;
  • отсутствие условий для проведения симптоматического лечения и ухода в амбулаторных условиях, в том числе на дому.

В Москве на базе ГБУЗ «Центр паллиативной помощи ДЗМ» действует координационный центр, который занимается распределение пациентов по московским хосписам (+7 (499) 940 19-48 – круглосуточно). Консультант по телефону расскажет подробно о том, как получить помощь в стационаре или дома.

Какие документы необходимы для постановки на учет? 

  • копия паспорта,
  • копия полиса ОМС (по потребности),
  • направление (форма 057-у),
  • последняя выписка из стационара с диагнозом, результатами обследований и анализов или выписка из амбулаторной карты,
  • заключение врачебной комиссии (ВК) (кроме онкологических пациентов в IV стадии с гистологической верификацией),
  • заключение онколога в случае наличия подтвержденного онкологического диагноза IV стадии при наличии гистологической верификации.

Какую помощь оказывают в хосписах? 

  • Подбор или коррекция схемы обезболивания.
  • Помощь в избавлении от симптомов заболевания: одышка, тошнота, отеки и пр.
  • Помощь при затруднении выделительных функций (затрудненное мочеиспускание, дефекация).
  • Обучение уходу за пациентом.
  • Психотерапевтическая поддержка.
  • Консультация по социальным вопросам.

Какую помощь не оказывают в хосписах? 

Гид по волонтерствуЧто могут делать волонтеры в паллиативной помощи

  • Не проводят:
    • химио- и лучевую терапию;
    • дополнительную диагностику;
    • хирургические операции;
    • специализированное лечение;
    • реабилитационные мероприятия.
  • Не лечат:
    • инфекционные заболевания;
    • психические заболевания;
    • но должны принимать пациентов с деменцией, кожными нарушениями и с психиатрическими диагнозами вне обострения.
  • Не оказывают экстренную помощь при острых состояниях и заболеваниях (только перевод в скоропомощные стационары в экстренных случаях).
  • Не предоставляют индивидуальных сиделок.
  • Не устанавливаем окончательный диагноз – к нам попадают пациенты на основании тяжести состояния.

Важно

Все услуги в хосписе должны предоставляться бесплатно.

Что нужно взять с собой при госпитализации в хоспис? 

  • Одежду для прогулок.
  • Удобную обувь с задником.
  • Личные средства гигиены (зубную щетку, мочалку, щетку для волос, бритву).
  • Мобильный телефон и зарядное устройство к нему.
  • Любые вещи и предметы, с которыми комфортно и уютно на новом месте (любимый халат, плед, тапочки, пижама, цветы, фотографии, диски с любимой музыкой).

Важно

В московских государственных хосписах:

  • разрешено круглосуточное посещение,
  • родственники и близкие могут оставаться на ночь,
  • можно (а иногда и нужно) приходить с детьми любого возраста и домашними животными.

Пикник в Первом московском хосписе, 2016
©Фонд помощи хосписам «Вера»

Большая часть пациентов хосписа – это пациенты, к которым приезжают на дом. Врачи и медсестры делают то же, что и в стационаре – помогают с обезболиванием и тягостными симптомами, помогают с уходом и обучают близких пациента необходимым навыкам, консультируют по вопросам получения социальной помощи. Московские хосписы также готовы позвать волонтеров для помощи по дому.

Чтобы получить помощь от хосписа дома, нужно, чтобы лечащий врача дал рекомендацию о необходимости получения паллиативной помощи, и потом встать на учет в ваш районный или городской хоспис.

К сожалению, мы не знаем, как это устроено во всех хосписах нашей большой страны. Обычно нужно прийти в хоспис со всеми необходимыми документами и обратиться в регистратуру.

Мы советуем заранее звонить в хосписы для уточнения процедуры.

Документы, необходимые для постановки на учет:

Нет ограничений по срокам оказания паллиативной помощи патронажной службой. Посещать на дому могут врачи, медсестры, социальные работники и волонтеры.

Паллиативная помощь может оказываться не только в хосписе, но и в отделении паллиативной помощи в больнице, доме/отделении сестринского ухода, кабинете паллиативной помощи в поликлинике. Узнайте у своего лечащего врача варианты получения паллиативной помощи.

Вы всегда можете обратиться на горячую линию помощи неизлечимо больным людям: 8-800-700-84-36  — круглосуточно, бесплатно.

За помощь в создании материала редакция благодарит Людмилу Кочеткову и Ольгу Осетрову. 

Источник: //pro-palliativ.ru/blog/chto-takoe-hospis/

В хоспис не надо “сдавать”. но это место, где со смертью можно договориться

Что такое хоспис больница

Лучше всего – чтоб смерти не было. Чтобы были вечно цветущие восемнадцать лет, и соловьи, и дорога в поле, и первая любовь – и чтобы все это навсегда. И чтобы близкие не умирали, и родители были рядом, и бабушка здорова, и дед бравый и веселый, и сам ты – неуязвимый и бессмертный, как бывает только в юности и детстве. И то, к сожалению, не всегда.

Татьяна Краснова

О смерти не хочется говорить.

От нее хочется отвернуться, отменить ее, вычеркнуть. К сожалению, ее не получается даже заказать – такую, как хотелось бы, мгновенную и легкую.

Вот мой дед, военный летчик, прошедший Сталинград и Халхин-Гол, в начале семидесятых приехал проверять военную часть где-то под Владимиром, вышел из поезда, в кителе с орденскими планками, подтянутый и красивый, вскинул руку к козырьку, приветствуя встречавших, упал и умер под «здравия желаем, товарищ генерал». Мы тогда плакали, а бабушка сказала тихонечко: «Мне бы так!»

С нею «так» не получилось. В конце семидесятых ей полагалось обезболивание по разнарядке. Положено было всем одинаково, и наплевать, что больно всем по-разному, и больше наркотик взять негде, и надо терпеть, а боль при раке поджелудочной железы такая, что терпеть невозможно даже русской женщине, не то что генералу… Не приспособлен к этому живой человек…

Тогда хосписов не было. Помочь было некому – да и нечем.

Сейчас, меньше чем одну жизнь спустя, мы сидим в красивом ухоженном доме неподалеку от Новодевичьего монастыря, за окном цветет весенний сад, а в доме пахнет кофе и цветами. Смерть, конечно, никуда не ушла. Но хоспис кажется мне местом, где с нею пытаются договориться. Не сказать, чтобы на равных, но – с уважением.

Сегодня Первым московским хосписом заведует молодой врач, онколог, Ариф Ниязович Ибрагимов. Об этом разговоре я попросила его потому, что за последний месяц только мне раз пять пришлось говорить с родными и близкими тех, от кого отказалась, исчерпав свои возможности, обычная медицина.

Что делать? Как быть? Как помочь близкому, как облегчить его страдания, как продолжать жить самому?

«Хоспис!» – привычно отвечаю я. «Нет, только не это», — привычно слышу в ответ. Его боятся. Скорее всего потому, что не знают, что это.

Первый московский хоспис

Мы ищем тех, кто сочувствует

— Ариф Ниязович, так что же такое хоспис?

— Хоспис – это медико-социальное учреждение. А почему не классическое медицинское, почему такая приставка – медико-социальное? Да потому что, будучи лечебным учреждением со своей спецификой, мы никогда не ставим на второй план социальные и семейные проблемы наших пациентов.

В обычной больнице единица, которой измеряют оказание помощи – это пациент. В нашем случае – это семья. Мы работаем не только с пациентом, но и с теми, кто его окружает.

И порой доходит до того, что работа с самим пациентом занимает процентов тридцать времени, остальное занимает семья.

— По определению, паллиативная помощь облегчает боль, предлагает пациентам систему поддержки, чтобы они могли жить насколько возможно активно до самой смерти, а близким пациента — психологическую поддержку во время его болезни, а также в период тяжёлой утраты. Откуда берутся люди, работающие в хосписе? Ведь в российских медицинских ВУЗах специально и отдельно паллиативной медицине не обучают?

— Не обучают, нет такого направления. Любого врача с базовым медицинским образованием, неважно с каким, будь то хирург, анестезиолог, терапевт – можно научить. Конечно, на это уйдет время, и гораздо большее, чем обычно тратят на курсах повышения квалификации, но это возможно.

— Как вы отбираете людей, которые вам подходят, и как отсеиваете тех, кто не подходит?

— Мы ищем тех, кто сочувствует пациенту. В первую очередь, человек должен быть человеком.

***

Перед тем, как оказаться в Центре паллиативной помощи на улице Двинцев, моя мама поговорила с соседками на лавочке у подъезда. Потом позвонила мне, и в слезах сказала: «Я в больницу не поеду!»

В городской бесплатной больнице, работающей на наши с вами налоги, нянечка ударила 85-летнюю Анну Ивановну полотенцем за то, что та не успела дойти до туалета.

76-летнюю Марию Петровну положили на каталку в коридоре и не подошли ни разу за сутки. Отцу моей подруги, 96-летнему ветерану Великой Отечественной войны, отказались выписывать дорогое лекарство, положенное ему бесплатно.

Дочери сказали коротко и сурово: «А чего вы хотели? Конечно, ему плохо! В таком-то возрасте!»

«Не все больницы такие!» — сказала я.

«Других нет!» — ответила мама. С ней было очень трудно спорить. Старики упрямы…

Потом мы приехали на Двинцев, в Центр паллиативной помощи.

Иначе как шоком мамино впечатление от него назвать было нельзя.

Ее ждали. Ей приготовили постель. Доктор, пришедший для того, чтобы познакомиться с новой пациенткой, спросил от двери: «Вы не против, если я вас осмотрю?»

Потом с ней говорили. Долго. Может быть, полчаса. Или минут 40. Много дольше, чем за годы в районной поликлинике. Ее не перебивали, за ней записывали.

Потом медсестра принесла ей очищенный мандарин.

«Я не понимаю, — сказала мама, — почему они так ко мне относятся? С какой стати?!»

У нас так принято

— Почему у вас – сочувствуют, а в большинстве мест – нет?

— У нас так принято. Человека всегда раскрывает его окружение. Многие доктора, которые сейчас работают в нашей системе, раньше такими никогда не были. Хосписы позволили им раскрыться.

— Выходит, если дать человеку возможность вести себя по-человечески, он с благодарностью принимает это?

— Дать и научить. Может быть, о многих вещах человек не задумывался. Работал и работал. Как на конвейере. Изо дня в день, от звонка до звонка. Честно работал. Старался, помогал как мог. И на сочувствие и сопереживание просто не хватало времени и сил. И тут ему показали, что рамки можно расширить. Что можно вести себя по-другому.  

Ариф Ибрагимов

— Доктор, но ведь обычно врач настроен на то, чтобы вылечить. Победил болезнь – молодец. Не смог – ты проиграл.

— Первый секрет как не «выгореть» в этой ситуации – не ставить себе нерешаемых задач. Ведь нас в институте медицинском всегда как учили? Лечить, лечить, чтоб человек выздоровел. Если в хосписе ставить себе такие  глобальные задачи, вот, то не проработаешь и пары месяцев, мне кажется. К нам попадают неизлечимо больные люди.

К сожалению, в большинстве случаев, исход будет один. Но редко кто задумывается из докторов, не работавших в системе паллиативной помощи, что даже смерть может быть разной. Может быть – мучительной, в страданиях, рядом с семьей, не готовой к кончине близкого человека.

Ведь сплошь и рядом с людьми не говорят подробно, ничего не объясняют.

А может быть совсем иначе: когда пациент не страдает, осознает все, что с ним происходит, успевает решить свои земные человеческие проблемы, родственники знают, что их ждет, не паникуют, они готовы, они рядом. И это абсолютно разные истории. Казалось бы, конец один, но к нему можно прийти двумя тропами. И  надо ставить себе задачу прийти по второй.

***

Моя мама меньше всего задумывалась о смерти. Вообще говоря, она собиралась не умирать, а сажать огурцы на даче. И еще – у нее не было рака. Был очень долгий, и очень плохо леченный диабет, 84 года и «полиорганная недостаточность». На обычном языке так называют усталость и изношенность всех органов. «Неужели ей пора в хоспис?» — спросила я нашего лечащего врача.

В хоспис не надо “сдавать”

— Когда настает пора думать о хосписе?

— Задуматься стоит тогда, когда мы узнаем, что есть некая медицинская проблема, которую уже не могут решить доктора куративной медицины. Сейчас общество у нас открытое, в распоряжении каждого человека море информации. Можно почитать, посмотреть.

В частности, понять, что паллиативная помощь в Москве доступна в разных формах – и в стационаре, и дома. И  вовсе не обязательно «сдавать» человека в хоспис – формулировка, которая звучит пугающе для многих. Паллиативная помощь может быть оказана и на дому, под наблюдением наших врачей.

И больше половины пациентов выбирают именно такой вид помощи.

Часто пациент страдает от симптомов, с которыми не может справиться амбулаторный врач. Вот  тогда уже пора обратиться в хоспис.

И вот что очень важно: лично мне всегда легче работать с пациентом и его родственниками, когда я их знаю хотя бы несколько месяцев.

Тогда ты уже примерную характеристику семьи имеешь в голове: кто как будет реагировать на те или иные разговоры, на те или иные новости; уже знаешь пациента, знаешь его привычки, предполагаешь, как он отреагирует на то или иное лекарство.

Люди часто боятся как огня самой этой мысли: «сдавать»… И оттягивают, оттягивают, оттягивают до последнего решение обратиться за помощью. В итоге, очень часто обращаются в хоспис за несколько дней до смерти. Мы физически не можем за это время хорошо и качественно помочь. Мы в любом случае делаем все возможное, но помочь максимально качественно уже не успеваем.

***

«Не говори никому, что мать в хосписе — строго сказала мне соседка, — Люди осудят! Ты должна была все сделать сама! Это твоя мать!»

У моей мамы был асцит. Так называют скопление жидкости в брюшной полости. Очевидно, что справиться с этим самостоятельно я не могла. Но дело не только в асците.

Знали бы вы, с какой заботой, нежностью и сноровкой две сестрички помогли моей маме вымыться. Как быстро и ловко поменяли белье. Как удобно устроили столик, за которым можно было поесть. Как легко и сноровисто кололи уколы, спрашивая по три раза: «Вам точно не больно?»

Что оставалось мне? Приносить красивое и вкусное. Сидеть у постели. Рассказывать про свою работу, успехи внучки, про то, как по ней скучает кот. В общем – быть дочерью…Такую возможность, кстати, хоспис предоставляет в круглосуточном режиме.

***

— Люди часто воспринимают уход за умирающим как свой священный долг, и бывает, что тратят на это без остатка все физические и душевные силы. Считается, что все это надо «выстрадать».

— Если человек решил, что ему надо пройти именно такой путь – так тому и быть. Но, позвольте нам рядом постоять, и облегчить жизнь и вам, и вашему умирающему близкому.

А если все-таки принято решение отправиться в стационар, то там присутствие родных просто неоценимо.

Перемещение больного в тяжелом состоянии в незнакомое, непривычное место – огромный стресс, и близкие могут облегчить его своей любовью и заботой.

***

На второй день в хосписе мама спросила меня трагическим шепотом: «Сколько же тебе приходится платить врачам и сестрам, чтобы они за мной так ухаживали?!»

Мой ответ маму не убедил. Боюсь, до самого конца она думала, что я просто скрываю от нее те страшные суммы, которые приходится вносить…

У вас никогда не возьмут денег

— Ариф Ниязович, сколько стоит пребывание в хосписе?

— Нисколько.

— Но вы же понимаете, что этого просто не может быть?

— Придется поверить. Это не стоит нисколько. И у вас не возьмут денег. Никогда, ни за какую манипуляцию.  

— Но ведь платные хосписы в Москве есть. А есть и очень платные.

— Это так. К сожалению, далеко не всегда это значит, что они лучше. Например, некоторые из них не имеют лицензии на применение мощных обезболивающих препаратов. И честно говоря, для того, чтобы хоспис стал домом, не нужно так уж много денег. Нужна доброта. Улыбки. Цветное постельное белье и яркая посуда без надписи «для вторых блюд» через всю тарелку. Простое человеческое внимание.

Мы с вами разговариваем в Первом московском хосписе имени Веры Миллионщиковой. Он существует уже давно, у него есть вот этот прекрасный дом, двери с витражами и сад. Центр паллиативной помощи на улице Двинцев работает всего три года. Но дайте срок, и там будет так же красиво …

***

Среди того, что поразило маму в хосписе была собака. Собака была мала размером, прилично одета в розовую юбку, на голове имела бант, и пришла не просто так, а вместе со своим волонтером. Собака работала психотерапевтом.

Она танцевала в палатах и коридорах, охотно принимала угощения и с удовольствием сидела на ручках.

Фотография совершенно счастливой мамы с этим псом – последний ее снимок, который я сделала.

Вам постараются помочь

В отличие от большинства людей, я знаю, каких неимоверных, нечеловеческих сил стоит создание сети московских хосписов и поддержание в каждом (в каждом!) из них этой удивительной атмосферы доброты, внимания, приятия и любви, которых не купить ни за какие деньги в мире. Я знаю, чего стоит отважной Нюте Федермессер и ее потрясающей команде поддержание огня в этом очаге.

Я очень постараюсь сделать мою личную благодарность Центру паллиативной помощи, хосписам и фонду «Вера» осязаемой.

А всем вам я хочу показать одну очень важную табличку.

Изучите ее внимательно. Пусть она не пригодится ни вам, ни вашим близким как можно дольше. Но если пригодится – знайте, вам очень постараются помочь.

Любые вопросы о паллиативной помощи можно задать по телефону Горячей линии помощи неизлечимо больным людям:

8 800 700 84 36

Она работает круглосуточно и бесплатно для абонентов со всей России

Для жителей Москвы: координационный центр Московского многопрофильного Центра паллиативной помощи: +7(499) 940 19-48

Просветительский портал о паллиативной помощи – //pro-palliativ.ru/

Источник: //www.pravmir.ru/v-hospis-ne-nado-sdavat-no-eto-mesto-gde-so-smertyu-mozhno-dogovoritsya/

Необычная больница, или Что такое хоспис

Что такое хоспис больница

Слово «хоспис» для большинства людей звучит как приговор. Мол, если уж человека отвезли в хоспис, значит, он непременно умрет вскоре. Однако, если разобраться, что такое хоспис, можно понять, что это отнюдь не последняя остановка на пути из повседневной жизни в смерть.

Да, большинство пациентов хосписа имеют неутешительные диагнозы. Их выписывают из больницы, поскольку традиционная медицина помочь таким больным уже не может. Помощь, которую они получают в хосписе, называют паллиативной, то есть, поддерживающей.

Здесь больным дают кислород, обезболивающее, при необходимости обеспечивают питанием через зонд. В хосписе лежат преимущественно больные с онкологическими диагнозами, инсультами. Некоторые – даже по несколько раз.

Если заболевание характеризуется стадиями ремиссии, когда больной чувствует себя достаточно хорошо, он может на время покидать хоспис, возвращаясь туда, когда наступает ухудшение.

Есть пациенты пожилого возраста, которые могут находиться в хосписе достаточно долгое время, ведь онкологический процесс у людей в возрасте протекает медленно.

Хоспис: история становления паллиативной медицины 

К сожалению, хосписы появились относительно недавно. Если посмотреть в словаре, что такое хоспис, как переводится с латинского языка (точнее, со старофранцузского), найдется определение «гостеприимство».

Хосписами назывались дома, где останавливались отдохнуть странствующие пилигримы во время своего паломничества в Иерусалим. Безусловно, в пути пилигримы могли заболеть, а в средневековых хосписах им оказывалась посильная (для того времени) медицинская помощь.

Что же конкретно касается ухода за умирающими, безнадежно больными, то лишь с распространением христианства в Европу пришла идея, что неизлечимые больные тоже должны получать медицинскую помощь.

Парадокс, но тот же Гиппократ считал, что медицина должна помогать лишь тем, кто имеет все шансы выздороветь. А безнадежно больным людям оставались дома призрения, где они ожидали конца, забытые всеми.

Что такое хоспис – больница для умирающих или приют для тех, кто ждет чуда? Первой на этот вопрос ответила Жанна Гарнье, которая открыла дом для умирающих больных в городе Лионе. В ее хосписе больным дарили право на достойные жизнь и уход.

Хоспис с символичным названием «Голгофа» открылся в 1842 году, а в 1879 году идею Жанны Гарнье поддержали ирландские монахини, основавшие в столице Ирландии Хоспис Богоматери. В конце 19 века хосписы открылись во многих европейских городах.

Долгое время вопрос о надлежащем уходе за хосписными больными оставался открытым, так как у медицинских сотрудников и примкнувших к ним волонтеров, которые работали в хосписах, не имелось нужных знаний.

Первой книгой, содержавшей подобные знания, стала брошюра Альфреда Ворчестера (классика паллиативной медицины) «Уход за больными и умирающими», написанная им в 1935 году на основе нескольких лекций, которые этот семейный доктор прочитал бостонским студентам.

А вот готовить целенаправленно медицинских сестер для работы с больными неизлечимыми стали в 1952 году сотрудники фонда Марии Кюри.

Имя англичанки Элизабет Кюблер-Росс знает каждый медицинский работник, изучающий паллиативную медицину. Ее книга «О смерти и умирании», изданная в 1969 году, произвела переворот в сознании медиков, рассказав им, как больной на последней, терминальной, стадии проходит процесс умирания от глубокой депрессии до постепенного примирения с мыслью о скорой смерти.

Первый российский хоспис возник в Москве в далеком 1903 году. Его открыл профессор МГУ Левшин, глубоко изучавший проблемы лечения онкологических больных. Правда, в 1920-м году хоспис был переоборудован в исследовательский институт.

Только в 1990 году по инициативе и всесторонней поддержке английского журналиста Виктора Зорза (его дочь скончалась от рака) в Санкт-Петербурге открылся хоспис, и Россия снова приняла эстафету хосписного движения. Сейчас на территории страны чуть больше ста хосписов, коммерческих и бесплатных.

К сожалению, доступны они лишь для жителей больших городов.

Хоспис или домашний уход: проблема выбора

Есть мнение, что в хосписах находятся люди одинокие, у которых нет близких родственников. Но это ошибка. Хоспис, что значит «гостеприимный дом», открыт для всех, кто нуждается в квалифицированном медицинском уходе.

Не всегда родные и близкие больного могут находиться рядом с ним круглосуточно, обеспечивая надлежащий уход. Последняя стадия онкологического заболеваниями характеризуется сильной болью, которую можно снять лишь при помощи определенных препаратов.

Это в силах сделать сотрудники хосписа.

Родные и близкие, сослуживцы, друзья могут навещать больного в хосписе практически круглосуточно. Кроме собственно социальной помощи и медицинской, больному и его семье в хосписе могут оказать помощь духовную, психологическую и юридическую.

Чтобы устроить человека в хоспис, необходимо направление, которое может выдать районный онколог. Получить направление можно на основании наличия онкологического диагноза в последней стадии с сильным болевым синдромом. Количество мест в хосписах ограничено, поэтому больному могут предложить патронажную помощь в домашних условиях.

Важно знать, что персонал хосписа, будь то бесплатное учреждение или коммерческое, старается продлить активную жизнь больного человека. Главный девиз хосписа звучит так: «Если человека нельзя вылечить, это не значит, что ему нельзя помочь».

Поделись с друзьями:Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:Реклама Топ самых обсуждаемых

Источник: //rutvet.ru/in-neobychnaya-bol-nica-ili-chto-takoe-hospis-4473.html

С таким диагнозом лучше умирать дома? рассказываем о паллиативном отделении в нижнем новгороде — новости nn.ru

Что такое хоспис больница

Моя бабушка умирала в больнице, страшный диагноз — рак — стал известен буквально за неделю. Слова врачей глухо отдавались в голове: прогноз неблагоприятный, опухоль неоперабельна, везде метастазы… Совсем неожиданно и странно было слышать: «Мы ее выпишем, с таким диагнозом лучше умирать дома».

Но ведь оставаться один на один с этим в четырех стенах ещё страшнее. Ты ведь просто не знаешь, как помочь родному человеку и уменьшить его страдания. Оказывается, как раз для этого существует отдельное медицинское направление — паллиативная помощь.

Сегодня мы расскажем, что она из себя представляет, а также кто и как может ее получить.

По закону мы не имеем права снимать пациентов, но можем показать в каких условиях они лежат в этом отделении

Руководитель центра паллиативной помощи больницы № 30 Елена Введенская ведет нас по своему отделению. В каждом ее слове чувствуется, что для нее это не просто работа, она живет своим делом.

— Одна из главных проблем, с которой мы сталкиваемся, — люди просто не знают о нас. Нужно время, чтобы они поняли, что это за отделение, что тут помогут — и не боялись к нам идти. Мы сейчас только подходим к этому.

Поэтому к нам поступают запущенные больные, умирающие. У нас почти все пациенты через два месяца уходят из жизни. Ведь их к нам направляют поздно.

Мы должны раньше начинать бороться с болью, тогда она лучше поддается, и это облегчает жизнь человека, — рассказывает она.

Заведующая отделением Елена Введенская рассказала NN.RU о своей работе 

Это отделение — не хоспис, но 10–15 из 35 коек обычно заняты онкобольными.

— Паллиативная помощь вообще началась с онкологии, когда человек со страшным диагнозом от боли лез на стенку, но невозможно было облегчить его страдания, потому что наркотические препараты во всем мире были недоступны.

Началось движение врачей за то, чтобы была возможность получить достаточно наркотических анальгетиков, — описывает Елена Станиславовна.

— Сейчас паллиативная помощь оказывается людям и с другими диагнозами: СПИД, ВИЧ-инфекция, деменция, нарушения мозгового кровообращения, рассеянный склероз, хронические заболевания легких и т. п.

Я вспоминаю, что для знакомой нашей семьи, у которой обнаружили рак несколько лет назад, то, что врачи вместо химиотерапии заговорили о хосписе для нее, означало только одно — конец. И в тот же день ее не стало. Я вздыхаю: выходит, попасть сюда — смертельный приговор.

— На самом деле и из хосписов, бывает, выписывают, и у нас в отделении не должны пациенты доживать последние дни, — говорит Введенская. — Мы должны провести поддерживающую терапию, снять болевой синдром и облегчить жизнь человека с неизлечимым диагнозом. Конечно, только на время.

Сейчас отделение обеспечено всем необходимым оборудованием 

Мы стоим в стерильном коридоре отделения, с хорошим ремонтом и тяжёлым больничным запахом. Такой бывает в больницах, где много лежачих больных. И только цветы в горшках придают немного домашнего уюта.

— Это волонтеры принесли, — кивает на них Елена Станиславовна. — Все думают, что волонтерство у нас — это только прийти горшки выносить или умывать больных, а вы принесите яблок — это тоже волонтерство.

Мимо проходит пациент с огромной опухолью на плече.

— Вот этот молодой человек лежит у нас третий раз. У него саркома, которую нельзя удалить. Он без места жительства, из интерната. Ложится время от времени к нам, и мы поддерживаем его состояние… Так что у нас пациенты не обязательно сразу умирают, — рассказывает врач.

Других больных в коридорах нет: почти все лежачие, поэтому только спешат из палаты в палату медсестры, на ходу решая вопросы с родственниками и врачами. Мимо проходят две заплаканные женщины.

— Да вы что! Ему это нельзя, — доносится фраза из разговора с медсестрой. — Принесите лучше…

Мы проходим дальше.

— Родственники могут несколько раз за день подходить, чтобы поговорить с врачом, — продолжает медик. — И вот ты снова и снова объясняешь, что возможности медицины исчерпаны, а он не хочет принимать то, что его родной человек уходит и ничего нельзя сделать. Это тяжелый разговор, он отнимает силы. Я стараюсь сама говорить с родственниками.

Объяснять, что мы можем только поддержать состояние больного: он будет получше есть, двигаться, его перестанет тошнить, но это только на какой-то промежуток времени… Это нужно говорить, чтобы человек не ждал в надежде, что его близкого положили в больницу и через месяц ему станет лучше, он поправится… Приходится сообщать и самую плохую новость.

Сегодня вот умер мужчина, и психолог помогала его жене справиться с болью утраты.

Пока мы разговариваем, работа не останавливается, к Елене Станиславовне то и дело подходят посоветоваться подчиненные.

— Случайные люди здесь работать не могут. Это очень тяжело все время наблюдать страдания людей. Да и физически очень непросто.

Только представьте: в московском хосписе подсчитали, что медсестра за сутки перекладывает около тонны груза, когда переворачивает лежачих больных, — рассказывает она. — Медикам, которые приходят только деньги зарабатывать, здесь не место.

Я пригласила к нам работать именно этого онколога, потому что знаю, что он посмотрит как следует, если нужно несколько раз подойдет, после работы задержится и обязательно разберется с каждым случаем.

Сотрудники отделения паллиативной помощи 

Мы доходим до комнаты, в которой находится выездная служба паллиативной помощи. В отделении 30-й больницы работают две бригады.

— Всех потенциальных пациентов осматриваем на дому и решаем: госпитализировать или нет. Обслужить вызов мы должны в течение 48 часов, не как скорая помощь. Поэтому в экстренных случаях надо вызывать скорую, — поясняет врач. — Но мы стараемся вызов не откладывать.

Обычно сразу едем, если что-то серьезное. Ведь чтобы снять боль у онкобольного, надо не просто назначить сильное обезболивающее, но и понять, какой именно препарат и в какой дозировке подойдет.

У этой боли сложные механизмы, не всегда у терапевта скорой помощи есть время, чтобы досконально разобраться в каждом случае.

Понимая, что в таком отделении человек в критическом состоянии действительно оказывается в надежных руках, я спрашиваю у главврача больницы № 30 Ивана Романова, а как вообще сюда можно попасть.

— Ключевой момент — когда собирается врачебная комиссия в поликлинике, которая решает вопрос о том, нужна ли больному паллиативная помощь.

Его судьбу не может решить один врач, это должен быть консилиум, — поясняет Иван Романов.

— И врачи должны понять: человек в тяжелом состоянии и ему нужна активная медицинская помощь, возможно, реанимация, которая может «вытащить» его. Или возможен только другой путь — паллиативная помощь.

Главный врач больницы № 30 Иван Романов рассказал, что консилиум в поликлинике должен определить, куда положить больного 

А это сейчас: хосписы, отделения паллиативной помощи, отделения сестринского ухода и оказание такой помощи на дому. В зависимости от состояния и нужд человека врачи подбирают подходящий вариант. По закону вся паллиативная помощь — бесплатная.

В нескольких регионах (Москва, Санкт-Петербург и другие) пошли по пути создания хосписов, наша область сосредоточилась на открытии отделений сестринского ухода.

Также сейчас в Нижнем Новгороде появился благотворительный фонд помощи хосписам и паллиативным отделениям «Маяк», который своей миссией видит создание хосписа в нашем регионе.

Ведь паллиативная помощь ежегодно нужна практически 5 тысячам нижегородцев с диагнозом «онкология», а государственного хосписа нет.

— Упор сейчас в принципе нужно делать на домашние условия, выездные службы, — считает главврач. — А стационар нужен больному, когда требуется врачебное вмешательство, именно поэтому он и располагается в многопрофильной больнице, где разные специалисты окажут ему помощь.

В Нижнем Новгороде сейчас есть три паллиативных отделения: к 30-й больнице относятся Сормовский, Московский и Канавинский районы, в верхней части города это отделение находится в 34-й больнице, а Ленинский и Автозаводский районы относятся к больнице № 47.

Источник: //www.nn.ru/news/articles/s_takim_diagnozom_luchshe_umirat_doma_rasskazyvaem_o_palliativnom_otdelenii_v_nizhnem_novgorode/66273160/

Паллиативная помощь — это просто уход за теми, кто умирает? Из хосписов уже не возвращаются? Важные вопросы про паллиатив (в том числе неловкие)

Что такое хоспис больница

О паллиативной помощи и о том, что она есть в России, слышали уже многие — но в реальности мало кто представляет, как она устроена.

Эта помощь — только для неизлечимо больных людей? Или их родственникам, которые переживают трудные времена, тоже помогут? Как смотреть в глаза человеку, которого ты отвез в хоспис? Куда звонить, если кажется, что у вас требуют деньги за то, что положено вам по закону? В рамках проекта MeduzaCare мы попросили просветительский проект «Про паллиатив», созданный фондом помощи хосписам «Вера», ответить на самые важные вопросы о паллиативной помощи.

Другие материалы MeduzaCare собраны на специальном экране.

Паллиативная помощь — это обезболивание и профилактика пролежней?

Не только. Это всеобъемлющая помощь человеку с неизлечимым прогрессирующим заболеванием: ему подбирают или корректируют схему обезболивания, помогают избавиться от симптомов заболевания (одышка, тошнота, отеки и прочее), оказывают психологическую и юридическую поддержку.

А еще всеми возможными способами стараются обеспечить лучшее качество жизни. Поэтому концерты, сладости, уют в хосписе — такая же часть паллиативной помощи, как гигиена или обезболивание.

Право каждого человека — провести последние дни жизни так, чтобы было не больно, не одиноко, не стыдно — а значит, не страшно. 

Кроме того, паллиативная помощь — это еще и поддержка родственников больного, у которых возникают медицинские, психологические и юридические проблемы. Этим людям может быть очень тяжело, особенно если они не привыкли просить о помощи и все делают сами.

В хосписы попадают только те, у кого рак?

Хосписы и паллиативные отделения в России в принципе предназначены для неизлечимо больных людей, у которых исчерпаны возможности радикального лечения и медицинской реабилитации. В их число входят пациенты с разными формами злокачественных новообразований (их действительно большинство), но также люди с , и многими другими тяжелыми заболеваниями. 

Если я сдам близкого в хоспис, как ему потом смотреть в глаза? 

Во-первых, в хосписы не «сдают». Их выбирают сами пациенты или их родные как наиболее оптимальное решение, когда требуемая помощь по каким-то причинам невозможна в домашних условиях.

Так бывает, когда пациенту нужно медицинское оборудование или специальный уход, который родственники не в силах обеспечить. Или человек одинок — и о нем некому позаботиться.

В хосписе же человеку будут давать необходимые обезболивающие препараты и помогут избавиться от неприятных симптомов. В любом случае в хоспис обращаются, получив рекомендацию врача и совместно обсудив этот выбор. 

Во-вторых, выбор в пользу хосписа не означает, что вы бросаете близкого человека.

В московских государственных хосписах разрешено круглосуточно посещать близких, оставаться с ними на ночь, приходить с детьми и даже домашними животными. Вы можете быть рядом сколько захотите.

При этом медицинский персонал будет помогать вашему близкому так, чтобы у вас оставались силы и настроение на самое важное: разговоры, прогулки, объятия и проживание каждого момента вместе.

Из хосписов люди не возвращаются? 

Зависит от конкретного случая. Обычно паллиативную помощь в России оказывают людям, которым осталось жить меньше года. Но бывает, что из хосписа выписываются домой после того, как человек получил симптоматическую терапию и обезболивание.

Вообще, средний срок пребывания в хосписе — три недели. Он может продлеваться по решению лечащего врача, но часто бывает и меньше. Все зависит от целей и задач, поставленных перед госпитализацией.

Иногда нужно решить конкретную медицинскую проблему: убрать жидкость из брюшной или , подобрать обезболивающую терапию. С этими задачами можно справиться и за неделю-две.

А иногда человеку, ухаживающему за близким, самому нужно лечь в больницу на плановое обследование или уехать в командировку.

Паллиативная помощь бесплатна?

Да. Бесплатная паллиативная помощь гарантируется государством — это прописано в программе государственных гарантий.

Кстати, в 2019 году там впервые указали, что у человека есть право бесплатно получить такую помощь в том городе, где он оказался, даже если у него нет регистрации.

В положении об оказании паллиативной помощи зафиксирован весь объем помощи, который положен тяжелобольному ребенку или взрослому.

В Москве в государственных учреждениях, оказывающих паллиативную помощь, нет платных услуг. Если с вас все же потребовали деньги, это повод для жалобы в координационный центр по телефону +7 (499) 940 19 48.

В регионах дела обстоят по-разному: где-то паллиативная помощь действительно бесплатна, где-то в государственных больницах помимо бесплатных есть и платные паллиативные койки. Существуют и государственные учреждения, формально оказывающие паллиативную помощь, хотя на деле она включает в себя только помощь врача: сестринский уход ложится на плечи родственников, либо предлагается за деньги.

Также есть частные хосписы, где предоставляют платные услуги. Но прежде чем обратиться в такой хоспис, проверьте, есть ли у него лицензия на медицинскую деятельность и работу с опиоидными анальгетиками, изучите отзывы и подумайте, стоит ли платить за услугу, которую могут оказать и без денег.

Если не хочется в хоспис, придется страдать дома? 

Страдать не нужно нигде. Подавляющее большинство пациентов остаются дома.

К ним приезжают медицинские работники из выездной службы: помогают с обезболиванием и тягостными симптомами, учат близких необходимым навыкам, консультируют о том, как получить социальную помощь.

Если выездная служба в вашем регионе работает не во всех населенных пунктах, паллиативную первичную помощь окажут сотрудники фельдшерско-акушерских пунктов.

У фонда помощи хосписам «Вера» есть проект «Мастерская заботы», который учит разным аспектам ухода родственников тяжелобольных людей: как перемещать и кормить пациента, как организовать пространство, как избежать эмоционального выгорания. уроки «Мастерской заботы» можно посмотреть на ютьюб-канале. Любые медицинские, социальные, юридические, психологические вопросы можно задать, позвонив на горячую линию помощи неизлечимо больным людям — 8-800-700-84-36.

Куда обращаться, если моему близкому нужна паллиативная помощь?

Сначала нужно обратиться к лечащему врачу. Он скажет, как лучше получить помощь — в стационаре или дома.

Паллиативная помощь может оказываться дома, в хосписе, отделении паллиативной помощи в больнице, доме/отделении сестринского ухода, кабинете паллиативной помощи в поликлинике.

Если врач не может ответить, позвоните на все ту же горячую линию помощи неизлечимо больным людям — по номеру 8 800 700 84 36. Она работает круглосуточно и бесплатно. Специалисты расскажут, как вы можете получить необходимую помощь.

Люди, живущие в Москве, получают паллиативную помощь в специализированных отделениях при больницах, Центре паллиативной помощи и его восьми филиалах-хосписах. Если вы хотите, чтобы ваш близкий оказался в одном из них, позвоните в координационный центр — 8 (499) 940-19-48. Диспетчеры работают круглосуточно, включая выходные и праздничные дни.

Для постановки на учет не требуется присутствие пациента, документы может привезти родственник или близкий. Можно просто прислать скан-копии документов по электронной почте lifelist@zdrav.mos.ru. В теме сообщения укажите: «Постановка на учет».

После получения данных диспетчер координационного центра свяжется с вами, чтобы обсудить, как организовать первый ознакомительный визит. Подробную памятку о схеме получения паллиативной помощи в Москве можно скачать по ссылке.

В регионах схема почти такая же.

Хотите помочь фонду помощи хосписам «Вера» и его просветительскому проекту «Про паллиатив»? Это можно сделать здесь

Источник: //meduza.io/feature/2019/07/15/palliativnaya-pomosch-eto-prosto-uhod-za-temi-kto-umiraet-iz-hospisov-uzhe-ne-vozvraschayutsya

Заболевание на рак
Добавить комментарий